КРЫСЫ ПУСТОТЫ. ЧАСТЬ 1

За авторством Дуга Найлза

Капитан-лейтенант Ная Антуанетта почувствовала у себя в животе знакомое волнение от прохождения прыжковой точки, когда ее F7 Hornet появился в изведанном пространстве. После совершенного прыжка она выровняла свой корабль и стабилизировала его положение. Шутливый голос лейтенанта Джексона тотчас же затрещал в передатчике:

– Эй, кэп, что может пойти не так?

Конечно же это спрашивал Джексон – это всегда был Джексон. Командир звена поморщилась от личного расстройства, но не позволила эмоции отразиться в голосе во время ответа:

– Просто оставайтесь на посту, лейтенант. Я почти уверена, что если вы будете следовать приказам, ничего плохого не случится.

Он верил в это не больше, чем она сама, однако был достаточно проницательным подчиненным, чтобы распознать тон своего командира.

– Так точно, кэп. Я прикрою, – ответил он в качестве завершающей фразы.

Она увидела короткую вспышку его двигателей, когда он повернулся в противоположную сторону и стал кружиться, чтобы не потерять мерцающую прыжковую точку из виду и не дать ей уйти с линии огня Гатлингов.

Два других пилота из звена «А», Штерн и Лоррейн, зашли по дуге с одинаковой скоростью, так что все четыре Hornet’а передового звена за считанные минуты достигли позиций ожидания. Они закрепились на стационарных местах и стали ждать в надежде, что это не займет много времени, хотя их энергоустановки рокотали в режиме готовности.

Оставшиеся три корабля были всего лишь точками на экране Антуанетты, расположенными в квадрате со стороной примерно в сотню километров. Мерцающую туманность прыжковой точки с трудом можно было разглядеть невооруженным глазом, однако она четко вырисовывалась на экране нашлемного интерфейса и находилась в середине квадрата. Сейчас она просто располагалась здесь и почти что насмехалась над капитаном, как будто напоминая о том, что за этим порталом ее ждала Вселенная, полная возможностей и перспектив.

Но ее вместе с подчиненными пилотами назначили на службу сюда, в систему Центавра. Она уверяла себя, что эти приказы не должны были стать наказанием – и адмирал Хакбарт сказал то же самое – но в глубине души она знала, что это не так. Если бы только она была чуть более… но как? Как ей следовало поступить, когда чужие истребители вместе со своим лидером на корабле с четырьмя паукообразными соплами толпой повалили из пояса астероидов, чтобы напасть из засады на ее некогда блистательную эскадрилью?

Она была настороже, как и всегда, и предвидела нештатные ситуации. Она натаскала своих пилотов до предела выносливости перед тем, как они с сознанием долга выполнили перелет через систему Каткарт – и тем не менее они все равно угодили в засаду, были разгромлены и деморализованы. Тогда погибли восемь хороших пилотов и давних товарищей по оружию, а остальные «Крысы Пустоты» до сих пор испытывают потрясение от шока, по крайней мере в своем кругу.

Так что теперь недоукомплектованная эскадрилья, летающая на устаревших истребителях, была отправлена в эту систему для восстановления, перегруппировки и переобучения. Ей сказали, что когда-нибудь ей предоставят корабли и пилотов на замену погибшим. На самом деле система Центавра не была тихим местом – менее года тому назад оперативная группа под командованием самого адмирала Шоуволтера, сосредоточенная вокруг мощного флотского авианосца «Близнецы», провела здесь крупное сражение с вандуулами. Впрочем, налетчики были выдворены, и течение битвы сместилось в другие системы. С тех пор в Центавре было тихо. Она явно не входила в число систем, где опозорившийся офицер мог бы восстановить свою репутацию.

И теперь ей оставалось лишь ждать. Она твердо решила, что будет выполнять свою работу и следить, чтобы ее люди выполняли свою, и не важно, сколько времени на это уйдет. В первую очередь на повестке для стояла задача убедиться, что зона вокруг выхода безопасна – а так оно и было – и быть готовым сопроводить корабль поддержки, когда он прибудет. «Африкан» либо выйдет из прыжковой точки, либо нет. Вероятно, у него все же получится это сделать, хотя воспоминания Антуанетты об этом старом и дряхлом военном корабле не внушали уверенности. Командир эскадрильи неохотно переключила свое внимание на расположение и возможности ее небольшого отряда из четырех кораблей. Каждый из пилотов, как и она сама, летал на Anvil Aerospace F7 Hornet. По сравнению с новейшими F8, базирующимися на «Боевом коне», «Близнецах» и прочих современных флотских авианосцах, эти небольшие корабли теперь считались устаревшим поколением. И все же они ей нравились. Она и ее люди летали на истребителях F7 вплоть до того происшествия, случившегося всего несколько месяцев назад. До того, как напавший на них корабль с похожими на паука крыльями оборвал восемь жизней и безвозвратно изменил еще большее их количество.

На самом деле F7 были очень способными машинами. Пускай по скорости и мощности щита они и уступали F8, но на них стояли такие же маневровые двигатели, и присутствовал стандартный арсенал грозного вооружения: верхняя шаровая турель со сдвоенными лазерными Гатлингами, носовая турель с двумя нейтронными пушками, батарея ракет «Опустошитель» от Talon и, конечно же, любимцы пилотов – курсовые лазеры, которые предоставляли человеку за штурвалом ясный вид на предполагаемую цель.

И Антуанетта должна была признать, что F7 был все же значительно современнее «Африкана», который устарел уже на сотню лет. В свое время этот боевой корабль был современным крейсером и гордостью Флота ОЗИ, но примерно в тот же период бабушка Антуанетты устраивала на Терре чаепитие с мишками Тедди. Тем не менее, бабушка состарилась, равно как и «Африкан». Теперь этот корабль поддержки должен был отчасти послужить авианосцем для истребителей, отчасти – контейнером для перевозки грузов, а также стать домом для эскадрильи в обозримом будущем.

Прыжковая точка замерцала, а затем из нее внезапно и ошеломительно возник массивный объект – корабль, сопровождаемый еще четырьмя Hornet, вышел из неизведанного пространства. Восемь истребителей эскорта образовали вокруг него стандартную формацию в виде зубчатого колеса: четверо сопровождающих следовали перед кораблем, а еще четверо позади него. В таком виде большой старый корабль направился к орбитальной станции, которая служила основным деловым и военным центром системы Центавра и являлась новым местом службы эскадрильи.

Глядя на то, как «Африкан» слегка вздрагивал из-за нестабильной работы энергоустановки в одном из двигателей, Ная признала, что именно внешний вид корабля, похоже, определил его роль «контейнеровоза». Кораблю требовалась покраска, а на его корпусе пустовали несколько крепежных точек, которые некогда служили местами для размещения орудий. Пушки, ракетные установки и турели были сняты и установлены на более современные транспортные средства. По бортам все еще стояло несколько батарей, а на брюхе располагалась турель со сдвоенной рельсовой пушкой, но в текущем состоянии «Африкана» легко бы превзошел любой флотский боевой корабль классом выше эсминца.

Подавляя свое разочарование, Антуанетта проверила сканеры, чтобы убедиться, что восемь истребителей образовали правильную формацию. Это был привычный маневр, но она не оставляла ничего на волю случая. Будто бы чувствуя, что за ним наблюдают, Джексон зажег свои ускорители на второй точке, мелькнув ярким огоньком в Пустоте, но точно удержал заданную позицию. Она поморщилась от раздражения, но все же признала, что хотя молодой лейтенант и был надоедливым пижоном, который считал себя «Божественным подарком для Вселенной», парень знал, как нужно летать на истребителе.

Путешествие до орбитальной станции прошло без происшествий, и уже менее чем через час «Африкан» дал обратную тягу и затормозил. Корабль был слишком крупным для стыковки с портами, так что он расположился на синхронизированной орбите, примерно в 20 километрах от станции. Подобно поросятам, сосущим молоко у свиноматки, вокруг установленных на станции космических причалов собралось несколько небольших грузовиков. Прочие корабли – малые истребители, разведчики и межзвездные грузовые суда , которыми владели индивидуальные предприниматели и небольшие объединения – находились в ангарных отсеках станции и были защищены воздушными шлюзами. Еще один старый перевозчик руды, по размерам примерно вдвое превосходивший «Африкана», свободно дрейфовал в космосе в нескольких километрах вдали от станции.

Антуанетта наблюдала, как на корабле поддержки открылся челночный отсек, и оттуда вылетел приземистый грузовой транспортник. Мелькнув вспышкой от двигателей, он повернул в сторону станции. Антуанетта знала, что за штурвалом сидел главный старшина Брэдрик МакКлин, у которого при себе был список необходимых припасов, такой же длинный, как и его рука. Этот ветеран из сержантского состава, который предпочел отправиться в изгнание вместе с остальными «Крысами Пустоты», ясно дал понять, что он во что бы то ни стало приведет старый боевой корабль в пригодное для ведения боя состояние. Капитан эскадрильи истребителей вспомнила его прошение о переводе и в этот момент почувствовала внезапно нахлынувшее чувство благодарности. У нее не было уверенности, что она смогла бы поддерживать эти старые истребители в рабочем состоянии без его помощи .

Что касается самой Антуанетты, ей нужно было доложить офицеру связи Флота ОЗИ на станции, и она решила взять с собой своего второго номера. Она отдала приказы эскадрилье по защищенному каналу передачи:

– Штерн, Лоррейн, пока оставайтесь в боевом патруле. Группа «B», сажайте свои истребители на флагман. Джексон, ты отправляешься со мной на станцию. И не забывай следить за манерами.

Каким-то образом ей удалось не скорчить гримасу, называя «Африкана» флагманом. Они с Джексоном заняли позиции по бокам от громоздкого шаттла, приближавшегося к зевающему ангару на внешнем кольце орбитальной станции. Большая посадочная площадка, прикрытая энергетической завесой, манила к себе яркими огнями и надеждами на расположенные по ту сторону земные блага. Истребители взвода снабжения сгруппировались, в то время как четыре Hornet из группы «B» осторожно протискивались в ангарный отсек большого корабля.

А затем ситуация превратилась в настоящий ад.

*  *  *

Старшина МакКлин за штурвалом шаттла почувствовал попадание неуправляемой ракеты в двигатель по правому борту. Взрыв яростно тряхнул корпус. Его голову дернуло назад, и только высокая спинка кресла спасла его от перелома шеи. Небольшой толстый корабль начал неконтролируемо вращаться, попутно совершая кувырки. Но в дело вступили инстинкты – Мак включил маневровые и начал выравнивать изуродованный транспорт. Вход в ангарный отсек орбитальной станции был похож на прямоугольную звезду – он светился столь же ярко и многообещающе и находился так же чертовски далеко.

– Откуда, чёрт возьми, она прилетела? – потребовал он объяснений от Дирксона, молодого рулевого, сидевшего в кресле второго пилота.

– Ниоткуда, старшина! Я не знаю! – воскликнул парень трещащим голосом. – На нас напали! – излишне добавил он, когда еще одна ракета промелькнула мимо, лишь на волосок разминувшись с кораблем.

Мак переключил передатчик корабля в широковещательный режим, помня о дюжинах членов экипажа, пристегнутых в креслах в непроглядном, но герметичном грузовом отсеке.

– Какова ситуация там внизу? Повреждения? Кто-нибудь ранен? – грубо спросил он.

– Все хорошо, старшина, – пришел ответ от одного из матросов, который сохранял удивительно спокойный голос.

– Так держать, – ответил старшина. – Мы уже почти дома, – добавил он с небольшим преувеличением.

Из темноты пробился лазерный залп, и МакКлин невольно пригнулся. Раздосадованный этим непреднамеренным действием, он снова поднял голову и тотчас же почувствовал запах озона. Еще пара таких попаданий, и грузовой шаттл превратится в хорошо вентилируемый кусок космического мусора. Судно было маломощным, несло минимальный набор щитов и вовсе не обладало вооружением – это был просто маленький толстый кораблик, который практически кричал «пристрели меня!» любому потенциальному противнику.

Взгляд в боковое окно ответил на первый вопрос Мака: большой перевозчик руды, находившийся на одной орбите со станцией, на самом деле оказался совсем не тем, чем представлялся ранее. В днище его корпуса, очерченного на фоне звездного простора пустоты, открылся огромный просвет, через который можно было заметить изощренную, ярко освещенную полетную палубу. Из этого внезапно обнаруженного пространства вылетела пара дюжин истребителей. Большая их часть теперь кружила вокруг «Африкана», но шесть или восемь помчались в сторону шаттла, паля ракетами и энергетическими лучами.

МакКлин попытался быстро уклониться, сместившись вправо, но поскольку двигатель на этой стороне не работал, шаттл лишь совершил полный оборот. Это все, что мог сделать старшина, чтобы выровнять изменивший направление корабль по курсу к стыковочному отсеку. Он решил не повторять попытку. Пускай этот небольшой неожиданный танец и позволил приземистому кораблю миновать град лазерных залпов, наверное это сработало лишь потому, что неизвестные нападавшие оказались ошарашены глупо выглядящим маневром.

– И все же, кто они, чёрт возьми? – запросил он ответа. Он боролся со штурвалом на фоне того, как неуклюжий корабль снова пытался уйти в пируэт. Потребовалось приложить всю силу и опыт, чтобы удержать некое подобие баланса в полете по прямому курсу с одним лишь левым двигателем.

И он знал, что этот курс едва ли не станет фатальным. В свои лучшие дни шаттл поворачивал как старый перегруженный рудный тягач. А теперь один двигатель отсутствовал, и им приходилось лететь по крайне предсказуемой прямой линии в сторону единственной надежды на безопасную посадку. У них никогда не получится.

Минимум пять таинственных истребителей выстроились в боевой порядок на хвосте шаттла, как будто готовясь выпустить один смертельный залп. Шестой, с четырьмя соплами, светящейся серебристой обшивкой и насекомоподобными выступающими частями спереди и сзади, кружил рядом, желая занять позицию между шаттлом и станцией. Вместе с тем, у Мака не было иного выбора кроме как пойти на риск, подобно осужденному узнику, шагающему навстречу расстрельной команде.

Даже когда он ухватился за рукоятку и слышимо зарычал, в его памяти всплыли какие-то воспоминания, связанные с этим похожим на жука кораблем. Он уже видел этого серебристого паука ранее – не лично, но на изображениях с бортовых самописцев после боя, в котором были разбиты его любимые «Крысы Пустоты».

Внезапно корабль-паук качнулся в сторону, когда взрывы заискрили на его щитах по правому борту. Вспышки от выстрелов атакующего сверкнули на беззащитном шаттле, но лучи энергии прошли мимо и не задели кабину. В битву ворвался Hornet и начал вести огонь по серебристому истребителю, из-за чего полностью приковал к себе его внимание. Мак опознал F7 Наи Антуанетты и пробормотал благодарность капитану. Главный нападавший был вытеснен с их пути, что, возможно, давало им шанс добраться до ангара.

Если бы только не пять истребителей, выстраивающихся в линию позади.

С мучительной медлительностью они двигались в сторону дразнящего яркого отсека ангара на станции. Шлюз был открыт, до него оставалось всего несколько километров. Тем не менее, Шаттл представлял собой превосходную мишень, и Мак никак не мог понять, почему они до сих пор живы.

– Это Джексон, старшина! – пронзительно закричал Дирксон, глядя на данные от кормового сканера. – Он устроил потасовку с целой эскадрильей!

МакКлин рискнул взглянуть на свой собственный сканер и увидел запутанное сражение в ближнем бою, бушевавшее позади шаттла.

– Хороший парень этот Джексон, – прокричал он. – Я должен ему выпивку, а то и пятикратно.

Каким-то образом маленький Hornet летчика-аса разбил атакующую формацию всех пяти истребителей позади шаттла. Двое из них исчезли со сканеров под радостные возгласы молодого матроса и одобрительное ворчание главного старшины. Трое оставшихся отчаянно маневрировали, обмениваясь выстрелами с F7, пока шаттл продолжал свое долгое, неспешное путешествие в сторону ангарного отсека.

Мак принял во внимание, что их реальные надежды выросли. Он еще раз щелкнул по передатчику, чтобы сделать сообщение.

– Держитесь там внизу. При посадке может потрясти.

Паукообразный серебристый истребитель вдруг возник сверху и снова оказался в поле зрения. Еще несколько ракет врезались в шаттл как раз в тот момент, когда его захватил электромагнитный стыковочный луч со станции. Второй и последний двигатель, показывая свой протест, вспыхнул и отломался. Внезапно у Мака заложило уши – он знал, что они теряли воздух, причем быстро.

– Держись! – закричал он молодому рулевому. Больше они ничего не могли сделать, и этот факт вызывал у него ненависть. Стыковочный луч затянул их в шлюз, но очередной залп ракет осветил корпус шаттла, и приземистый корабль тяжело грохнулся на ангарную палубу. Мак задыхался – большая часть воздуха улетучилась – а затем огонь и дым наполнили его сознание.

По крайней мере на короткий момент. После чего все почернело.

*  *  *

Джексон заложил на своем F7 такой резкий вираж, что смог почувствовать, как кровь прилила к ногам – лишь предельная компрессия его летного костюма не позволила пилоту потерять сознание. Как и его командир, он глубоко негодовал по поводу недавней пересадки на более раннее поколение Hornet в связи с понижением в должности. Но он должен был признать, что эти корабли все еще были способны совершить разворот на месте.

У него закончились ракеты, хотя они не были потрачены впустую: он пролетел мимо двух светящихся остовов, которые принадлежали нападавшим истребителям и были вдребезги разбиты его неожиданной фланговой атакой. Обе кабины выглядели разломанными, а затухающие вспышки умирающих энергоустановок подтверждали факт полного уничтожения. Лазеры Джексона были запитаны, и даже без ракет он с нетерпением жаждал свежих целей.

Оставшиеся трое неизвестных противников добрались до него в плотной треугольной формации. Его щиты получили сокрушительный удар, однако он перераспределил энергию на шаровую турель и высвободил всю ярость сдвоенных лазерных Гатлингов. Лучи энергии рассекли одного из атакующих надвое, разрушив кабину и оставив два горящих двигателя неконтролируемо кружиться позади станции, отклоняясь в сторону удаленной звезды.

Но ему пришлось заплатить свою цену, когда его маленький корабль пошатнулся от попадания нейтронных зарядов. Даже через дыхательную маску он почувствовал запах озона – вонь, сопровождаемую электрическим треском. Он потянул рукоятку управления, всячески пытаясь вернуть контроль над Hornet, но истребитель продолжал безумно крутиться.

Как раз в тот момент он заметил огромную полетную палубу внутри старого корпуса перевозчика руды, который на самом деле таковым совсем не являлся. Корабль выглядел почти таким же большим, как и флотский авианосец ОЗИ, хотя снаружи он казался похожим на развалюху вековой давности. Была ли это вандуульская уловка? Не похоже – налетчики этой расы обладали собственными флотскими боевыми кораблями и очень гордились, даже кичились, их применением. Из того, что он знал о вандуулах, подобная хитрость была несвойственна их характеру. Хотя эти знания, как он сам признал, не являлись всеобъемлющими.

У лейтенанта не было времени раздумывать над этой загадкой, когда два оставшихся в его поле зрения истребителя разделились и окружили его. Он увидел третий корабль, более крупный и с серебристой обшивкой, после чего в его голове вспыхнули леденящие душу воспоминания, смешанные с еле сдерживаемой яростью. Он узнал этот корабль. Это должен был быть предводитель той самой засады в системе Каткарт, в которой погибли «Крысы Пустоты». Нападавший затеял дуэль с командирским Hornet, и серебристый паук одерживал в ней верх. Антуанетта сильно уклонилась, ее щиты загорелись и быстро погасли. У нее не было другого выбора, кроме как уйти в сторону ангарного отсека станции вслед за тлеющим шаттлом.

К счастью, на станции, прямо над ангаром, вспыхнула батарея массивных нейтронных пушек. Ее прикрывающий огонь в достаточной степени отвлек вражеский истребитель, чтобы Антуанетта смогла избежать его выстрелов, которые в противном случае стали бы смертельными. Джексон видел, как она спикировала в ангар сразу за шаттлом лишь за тем, чтобы ее Hornet тут же растворился в струях пламени, извергавшихся из пораженного грузового судна. На палубе бушевал пожар, когда створки шлюза начали захлопываться.

С потрясающей ясностью он осознал, что МакКлин и Антуанетта были заперты в этой растущей преисподней. Скоро атмосфера внутри ангара станет как в печи.

Он отреагировал не колеблясь и принял безрассудное решение: его собственный Hornet влетел в ангар вслед за кораблем командира, прямо перед тем, как створки шлюза захлопнулись. Используя всю свою силу, он потянул ручку тяги и выпустил шасси. Маленький корабль подскочил при торможении и практически завалился на левое крыло перед тем, как встать ровно. В общих чертах Джексон осознавал, что стреляющая снаружи батарея станции отгоняла преследующие истребители прочь от пылающего ангара.

Джексон отбросил купол еще до того, как его корабль остановился. Он свесился из кабины и обутыми в ботинки ногами нащупал одну ступеньку лестницы на полпути вниз. Отсюда он спрыгнул на пол ангара и за долю секунды оценил обстановку:

Пламя объяло как F7 Антуанетты, так и грузовой шаттл. Hornet покоился на брюхе, его посадочные шасси либо сломались, либо и вовсе не были выпущены. Она начал с меньшего по размерам и более близкого корабля, но Ная отстрелила купол своей кабины и свалилась на палубу. Видя, как несколько обслуживающих техников отважно боролись с пламенем, чтобы освободить ее, Джексон переключил свое внимание на более крупное судно.

Шаттл превратился в груду обломков, валявшихся под изувеченным углом. Его основной грузовой люк был оторван. Из отсека вырывались языки пламени, позволяя разглядеть подгоревшую плоть нескольких неудачливых членов экипажа, которые пытались выбраться этим путем, но потерпели неудачу.

Пилот истребителя изучил кабину. По ту сторону треснувших стекол иллюминаторов он помимо огня и дыма также разглядел проблески движения. Он узнал короткую стрижку Мака и понял, что старшина пытался освободить своего второго пилота от ремней безопасности. Человек, похоже, был жив, но оставался без сознания, иначе МакКлин не стал бы рисковать своей жизнью.

– Погасите огонь – здесь! – Джексон позвал приближающуюся аварийную команду, которая тащила за собой пожарный рукав. – Прикройте меня!

Он указал на кабину, и через секунду команда выпустила белое облако удушающего углекислого газа. Пламя мгновенно утихло, неохотно поддаваясь временному недостатку кислорода.

Все еще не удосужившись остановиться и подумать, Джексон ринулся вперед, схватился за лестницу и залез на нижнее крыло на корпусе шаттла. Из-за большого угла наклона его ноги поначалу свободно свесились, а когда он карабкался наверх, раскаленные ступеньки опалили его перчатки. Используя силу своих рук и плеч, он раскачался и встал ногами на ступеньки, после чего начал забираться в кабину. Его костюм, куда в том числе входил и нашлемный респиратор, был огнеупорным, но все же он не сможет долго сопротивляться пламени.

Наконец, он добрался до вершины лестницы, где его взгляд встретился со взглядом Мака над неподвижной кровоточащей фигурой юного матроса. Несколько трещин искажали поверхность стекла, и Джексон выбрал такое место, где многие из них сходились вместе. Прислонившись ногами и левой рукой к корпусу, он быстро стукнул по ослабленной поверхности. Один раз, второй, третий – он бил до тех пор, пока стекло не прогнулось и не провалилось внутрь.

Мак убрал с пути осколки и поднял бессознательное тело матроса на руках. С неожиданной заботой он подал тело лицом вниз через отверстие, а Джексон, крепко прижавшись левой рукой к лестнице, принял вес на правое плечо. Еще одна вспышка углекислого газа заглушила внезапно вспыхнувшее пламя, и пилот осторожно спустился по лестнице, крепко удерживая неподвижного человека. Он лишь надеялся, что парень был еще жив.

Чьи то руки ухватили его за ноги, помогая ему спуститься внизу лестницы, после чего он благодарно передал находящегося без сознания матроса аварийной команде. Лишь после этого Джексон посмотрел наверх, чтобы увидеть, как Мак спускался по лестнице вслед за ним. У старшины не было летного костюма, из-за чего он получал неприятные ожоги, поэтому пилот быстро убрался с дороги.

– Прыгай! – прокричал он, и Мак тотчас же отпустил лестницу, приземлился в приседе и кувырком откатился прочь от корабля.

Джексон встал на ноги, но сразу же упал на палубу. Его ноги слабели и дрожали, пока адреналин угасал.

Несколько фельдшеров уложили все еще живого молодого члена экипажа на носилки и направились на станцию. МакКлин был мрачен и покрыт сажей, но по всей видимости ему удалось избежать тяжелых повреждений. Казалось, что он был готов жевать стекло.

Затем к огню приблизилась капитан-лейтенант Антуанетта, держа шлем подмышкой. Ее глаза горели, а губы скрутились в узелок.

– Ты видел этого серебристого паука? – потребовала она ответа. – Это тот самый сукин сын, который возглавлял засаду!

– В астероидах? – спросил Джексон. – Да, я тоже так подумал.

Он принимал участие в том прошлом сражении, и воспоминания еще были свежи. Но присутствие серебристого паука здесь наводило на самые разные вопросы.

– Кто это? И почему они здесь? – громко поинтересовался он.

– Мне плевать. Найдем корабль и отправимся за ним, – рявкнула Антуанетта. – Мне нужен этот ублюдок, и он нужен мне мертвым!

Вопросы Джексона улетучились, когда он поддержал решение капитана. Как и Ная, он слишком отчетливо вспомнил первую встречу «Крыс Пустоты» с этим серебристым восьмикрылым истребителем…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Перевод: H_Rush

Обсудить на форуме star-citizen.ru

Источник: https://star-citizen.ru

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Обзванивая разработчиков: опустить оружие!

Обзванивая разработчиков: опустить оружие!

https://youtu.be/0Hft1K_9_A8 Звездного времени суток, вам, граждане! Добро пожаловать на наш сорок шестой выпуск. С крайнего выпуска Calling All Devs мы узнаем: какое будущее у астероидного поля и планеты АркКорп, что не так с маневровыми двигателями, о возможных новых концептах, о новой...

КРЫСЫ ПУСТОТЫ. ЧАСТЬ 3

КРЫСЫ ПУСТОТЫ. ЧАСТЬ 3

Прошлые серии: часть 1, часть 2. За авторством Дуга Найлза Антуанетта, Джексон и МакКлин реквизировали патрульный катер, чтобы помочь с обороной своего небольшого, находящегося под атакой авианосца «Африкана». Но при этом они столкнулись с сопротивлением... Даррисон Джексон придавил...

ВОКРУГ ВСЕЛЕННОЙ — ГРУППА ИЗ ПЯТИДЕСЯТИ

ВОКРУГ ВСЕЛЕННОЙ - ГРУППА ИЗ ПЯТИДЕСЯТИ

В очередном эпизоде еженедельного шоу разработчики делятся достижениями испанского и французского игровых сообществ, а также рассказывают про дальнейшие работы по майнингу, анимациям, звуку и FOIP. https://youtu.be/pqlvhPu_H68 Сэнди Гардинер (СГ):Привет и добро пожаловать на очередной...

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Trackback: КРЫСЫ ПУСТОТЫ. ЧАСТЬ 2 | Смотри и слушай

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.