БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ. ЧАСТЬ 2

За авторством Энди Роджерса

Гэвин оставил Уолта на Касселе. Раньше, ещё во времена своего одиночества, он с радостью бы задержался в курортном мире подольше после выполнения такой дрянной работенки. Но теперь дома его ожидала лучшая альтернатива, а в кабине корабля на переднем сидении стояли две холодные бутылки Арсешан Ред. Этой лучшей альтернативой, конечно же, была Делл, а вино давало многообещающий шанс на перезагрузку при возвращения домой из Оберона.

На самом деле, его появление должно было выглядеть иначе. Он почувствовал, как его щёки покраснели, и обрадовался своему одиночеству. Со вздохом он закатил глаза и позволил голове откинуться на спинку кресла. Его шлем ударился о раму кабины. Когда Гэвин вновь открыл глаза, экранный интерфейс вновь отключился. Он повернул голову, чтобы увидеть покоящиеся на соседнем сидении бутылки вина. Возможно, алкоголь в тот момент ему был нужнее, чем ей.

В ангаре «Боеготовности Рэдда» стояла тишина. Лампы были приглушены до тусклого сапфирового свечения. Тем не менее, активность кораблей в Виста Лэндинг не снижалась. Суда прибывали и отчаливали в соответствии с графиками десятков добывающих компаний на Госс I и расписаниями в соседних системах. Звуки комплекса давили на Гэвина со всех сторон. После нескольких дней полета в одиночестве весь этот постоянный гул казался очень назойливым.

Гэвин снял свой летный костюм взял шлем и бутылки вина. Шлем оказался бесцеремонно брошен на верстак, тогда как вино отправилось вместе с пилотом в его апартаменты. Внутри было темно – он явился слишком поздно. Делл уже спала.

Он облокотился на дверь, пока его глаза привыкали к автоматическому освещению в спальне. Делл лежала на своей половине кровати, повернувшись к нему спиной. Её темные волосы веером распластались по бледным подушкам и покрывалу, однако из-за тусклого освещения он не смог разглядеть выкрашенные в игриво голубоватый цвет кончики. Вместо этого Гэвин посмотрел на изгиб ее бедер и длинную линию покрытых одеялом ног.

Он не хотел, чтобы свет от холодильника случайно разбудил девушку, и поэтому оставил бутылки на столе. Конечно, тут они нагреются, а значит, их снова придется охлаждать, чтобы насладиться вкусом. Он снял рубашку и направился к небольшому шкафчику.

Она оставила дверцу открытой, и при блеклом освещении были видны горы одежды, образующие причудливые формы.

Вещи сохранили ее запах. Он уже и забыл, как любил его. Он наклонился вперед и просунул голову между висящими в шкафу рубашками и куртками Делл. Семейная пара жила не богато, но это был их дом. Здесь они осели, не желая больше ютиться в кабинах кораблей или грязных грузовых трюмах. Однако если ему не удастся справиться с полученной работой, именно это им в дальнейшем и предстоит.

Гэвин нагнулся и поднял брошенную им рубашку. Его ждала работа и вещи, которые требовалось починить.

Он вышел из квартиры и максимально тихо и осторожно закрыл дверь.

Гэвин стоял у верстака в ангаре, когда за его спиной послышались легкие шаги Делл. Она шла босиком по холодному полу ангара.

– Эй, растяпа. – Ее голос звучал игриво и передразнивал их прошлую стычку с Уолтом. В некоторой степени такой оскорбительный тон являлся хорошим знаком. Это означало, что в действительности она не слишком сердилась. Так или иначе, Гэвин всё ещё был смущен из-за той драки и поэтому не поддался провокации.

– Я думал, ты спишь, – ответил он вместо этого.

Она положила руку ему на плечо и слегка подтолкнула его своим бедром. Когда он подвинулся, она уселась рядом на скамейку.

– Я спала, но это звучало так, как будто по нашей квартире промчалось стадо террадонов.

Ему полегчало, когда он услышал усмешку в ее голосе. – Ох… Пожалуй, славно, что я этого не застал.

– Над чем работаешь?

Гэвин принялся сверяться с пунктами списка, не зная с чего начать. Он окончательно сдался, не дойдя до пятнадцатой позиции, и просто ответил, – Над всем.

– Нам заплатили?

Он кивнул, и ее облегченный взгляд привел его в смятение. Полагаться на бывшего парня Делл как на средство финансовой помощи – не так он представлял себе роль владельца бизнеса.

– Как дела у Бумера? – спросил Гэвин.

– Он не может продолжать. Его подлатали, но он уже изрядно натерпелся.

Это правда. Гэвин еще не встречал пилота, которого бы возвращали к жизни чаще, чем отца Делл. Быть может, некоторые военные пилоты могли похвастаться бόльшим числом проведенных восстанавливающих процедур, но и медицинское оборудование у них было куда лучше, чем всё то, к чему имели доступ гражданские, вроде Бумера.

– Позаботься, чтобы он не слишком усердствовал, Гэв. Позволь ему летать на Фрилансере поддержки или что-то в этом роде.

– Позволить ему летать на корабле поддержки? – Мы говорим о твоем отце. Он, как минимум, наполовину такой же упрямый, как и ты. И ты знаешь его манеру пилотирования. В истребительном бою он холоден и невозмутим, словно пушечный металл, но вот летает он… типа как… умалишённый.

– Ты можешь хотя бы попытаться? Пожалуйста.

Конечно, Бумер ни за что не станет слушать его, но Гэвин всё же согласился. Вступать в конфликт с Делл ради этого точно не стоило. Раньше они это уже проходили. Много раз.

Он ткнул щупом в жгут проводов в своем шлеме. – Снова экранный интерфейс? – спросила она.

– Он кивнул в ответ.

– Дай я сделаю. – Она придвинула инструменты поближе и принялась за работу. – Итак… Уолт остался пропивать получку с Барри?

– В Обероне Уолт трудился столь же усердно, как и все остальные. На самом деле, даже ещё усерднее. Он волен делать со своей долей что пожелает.

– Пока мы тут вбухиваем все силы в ремонт и пополнение припасов?

– Я привез тебе немного вина, – предложил Гэвин.

– Я видела. – Делл прижалась к мужу и обняла его рукой за талию. – Ммм… спасибо. – Она чмокнула его в щеку. – Положу в холодильник.

– Тебе следовало захватить одну бутылку с собой.

Она ослабила объятия и вернулась к работе над шлемом. – Тебе же будет лучше, если мы прибережем его для другой ночи, когда я не буду так измотана.

Эта фраза убила весь настрой. Гэвин повертел инструменты на верстаке. Делл должно быть заметила его изменившееся настроение. Она села прямо и хмурым голосом произнесла, – Я провела кое-какие расчеты.

– И насколько всё плохо?

– Не слишком хорошо.

Гэвин понадеялся, что его гримаса разрядит обстановку, но, похоже, это не сработало.

– Продажа металлолома поможет нам оставаться на плаву в течение пары месяцев, – сказала она. – Кстати, хорошо сработано. Не знаю насчет Идриса, но найти покупателей на тот 325a в действительности довольно просто. Если, конечно, ты не решишь оставить его себе.

Гэвин думал об этом. – Продавай, – сказал он. Мы не можем позволить себе тратиться на улучшения для наших людей. В то же время я не буду привлекать новых пилотов, пока у нас не будет какой-то стабильной работы.

– Насчет работы. У Барри есть для нас что-нибудь новенькое, или он прибыл в систему Госс только ради попойки с твоим братом?

Он рассказал Делл о задании с турелями, от чего она повеселела.

– Недурно, Гэв. Думаешь, тебе удастся превратить это задание в стабильный источник контрактов?

– Может быть, но у нас тут собралась команда боевых пилотов. Ради такой работы они надолго задерживаться не станут.

– Тогда пошли их к чёрту. Пусть уходят, и я буду летать вместе с тобой.

– Ты летаешь ещё хуже своего отца. Кроме того, ты хотела остаться здесь и управлять мастерской.

– Я здесь потому, что хочу, чтобы всё это работало. – Она отложила инструменты, взяла Гэвина за руку и сплела вместе их пальцы. – Поверь мне, я с куда большей охотой отправлюсь в полет вместе с тобой и отцом.

– Да уж. Я не хочу подвергать тебя опасности там, снаружи. Притащить Бумера в стазисе это одно, но ты…

Она убрала свои пальцы и погладила его по руке. – И с этой идеей тебе придется свыкнуться. Папа не будет вечно летать на этом старом Эвенджере. Когда-нибудь он станет моим. Но сейчас, – она наклонилась и быстро поцеловала его, – я отправляюсь спать.

Делл встала, защелкнула на шлеме крышку корпуса, под который скрывались провода, и удалилась.

Гэвин взял шлем и заглянул внутрь. В шлеме виднелось свечение от перекрестия на дисплее. Она снова заставила эту штуку работать.

У них была хорошая работа, но назойливое беспокойство насчет их хронически тяжелого финансового положения могло в конечном итоге положить конец всему делу. Ему просто нужна была хорошо оплачиваемая работа, ради которой его пилоты захотели бы остаться. Работа, ради которой Уолт откажется от погони за чем-то новым и интересным. Ему был нужен тот тирольский контракт на сопровождение.

Гэвин отодвинул шлем и инструменты на край верстака, вызвал консоль и позвонил Барри на мобиГлас. Бухгалтер принял вызов.

– Поговори со мной, моя дорогая.

– Барри. Это хорошо, что ты еще в системе.

– Как раз собираюсь покинуть Кассель, а что такое?

– Как должна выглядеть моя заявка на тот тирольский контракт, чтобы она была конкурентоспособной?

– Гэвин, – голос Барии стал серьезным. – Вы тут новички, но вы должны понимать, что я не могу разглашать подобную информацию.

МобиГлас Гэвина завибрировал на запястье, уведомив о входящем сообщении.

– Прости, Барри. Я не пытался создать проблемы…

Барри перебил его. – Теперь я могу лишь указать тебе надлежащие формы для регистрации и подачи заявки. Расценки за работу установишь сам, понятно?

На мобиГласе Гэвина отобразилось сообщение от неизвестного контакта. Оно было простым и содержало лишь число со значком кредита.

Большое число.

Да!

– Спасибо, Барри! Я ценю это и всё понимаю.

*  *  *

За четыре дня им удалось избавиться лишь от двух турелей у входа в первую пещеру. Первую из них Уолт уничтожил практически сразу же по прибытию. По его утверждению это был целенаправленный и исключительно прицельный выстрел.

Вторая турель превратила Катласс Джаззы в груду мусора, и им пришлось тащить обломки на ремонт обратно в Виста Лэндинг. Сама Джазза отправилась домой в стасисе. Её ранило в плечо и в обе ноги перед тем, как протокол безопасности запустил катапультирование. К сожалению, система не учла опасной близости корабля к стенам пещеры.

Джазза не вернулась для выполнения работы в лунной шахте.

На четвертый день, когда у команды уже заканчивалось терпение, боеприпасы и бранные слова, они наконец-то нашли решение. Оно было скверным и опасным, но по мере погружения всё глубже в шахты они осознали, что это единственный действенный метод.

– Хорошо, Бумер, – сказал Гэвин, – держись позади этого скопления.

Эвенджер Бумера тихонько подкрался и замер рядом с ним. Центробежной силы луны было достаточно, чтобы сформировать у них ощущение верха и низа глубоко внутри лабиринта пещер. И всё же удерживать относительное положение внутри маленькой вращающейся луны было не так просто, как может показаться. Стабилизирующие двигатели постоянно выдавали короткие нерегулярные импульсы.

Гэвин проверил ориентацию своего корабля и расстояние до стен. Методика работы в парах, на которой они в конечном счете остановились, действовала довольно успешно. Один корабль отвлекал огонь на себя, а второй в это время врывался в бой и быстро уничтожал турели. Такая работа наводила тоску и заставляла понервничать, но им всё же удалось практически полностью очистить луну от пушек. Оставалась лишь небольшая горстка хитроумных защитных систем.

– Окей, – Гэвин положил руки на рукоятки управления. – По моему сигналу.

Он оставил микрофон включенным и запустил обратный отсчет на навигационном спутнике. Он смотрел, как корабль Бумера медленно приближался к границам поля зрения турели, точно следуя таймеру. Как по команде, Гэвин включил двигатели и быстро промчался вглубь пещеры в тот самый момент, когда первый выстрел турели попал по щитам Бумера.

Гэвин отклонился влево и начал поворачивать нос своего корабля, пока не увидел сразу и турель, и корабль Бумера. Эвенджер старика болтался под непрерывным огнем. Щиты держались, но сильный удар заставил Эвенджер отлететь обратно в туннель еще до того, как Гэвин успел выстрелить.

Гэвин открыл огонь, и сдвоенные стволы турели повернулись в его сторону так быстро и с такой безупречной точностью, что стали похожи на две одинаковые пустые точки. – Вот чёрт… –  из стволов на него обрушился шквальный поток ярко красных лучей.

Гэвин совершенно не имел представления о положении маркера цели, поэтому сделал еще один залп практически наугад. Прицел турели, с другой стороны, был безупречным. Он ощутил то странное тянущее чувство, когда давление в кабине упало, и его летный костюм герметизировался, сжав его конечности и грудь.

Еще один залп врезался в его корабль, и он почувствовал, как Катласс с хрустом ударился кормовой частью о стену пещеры.

Корабль бесконтрольно закрутило. Его нос бросило в сторону, и в поле зрения Гэвина оказалась зияющая чернота космоса. Он стукнул кулаком по панели в надежде, что корабль задним ходом всё же возвращался обратно в туннель, а не летел навстречу смерти в пещере контрабандистов.

С облегчением он заметил снизу вспышки выстрелов от Эвенджера Бумера. Но ужас снова обуял его, когда перед его взором начали вырисовываться стены узкого тоннеля. Он включил обратную тягу, сгорбился и крепко схватился за ручки управления в ожидании столкновения.

Дело было плохо.

Удар оказался жестким. От столкновения корабль накренился и полетел дальше вглубь пещеры. Гэвин один за другим продолжал совершать кувырки и желал лишь, чтобы его корабль не развалился на части. Когда пилот, наконец, вынудил себя отпустить ручки управления, корабль сам выровнял свое положение.

– Вот же, чёрт возьми, – прошептал Бумер. – Гэв, ты живой, приятель?

В груди у него было тяжело как после долгого бега. – Кажется, я припоминаю, как какой-то идиот ворчал, что эта работа скучная?

Уолт, изучавший туннель с другой стороны луны, ответил, – Похоже, это было адресовано мне. Вы двое в порядке?

– Нет, я не в порядке. Мне только что задали трёпку!

– Не кипятись, сынок, – ответил Бумер, – Мне много раз задавали трёпку. Это еще ничего. Впрочем, ох… я не думаю, что тебе стоит снова ввязываться в бой с этой турелью, пока твой корабль хорошенько не подлатают.

– Да неужели? Ты думаешь? – На передатчике Гэвина замигало входящее сообщение. – Погодите, парни. Входящий вызов.

Бумер рассмеялся и произнес, – Наверно, нас услышали на планете и теперь просят не шуметь так сильно.

– Очень смешно. На самом деле это Делл. А теперь помолчи. – Гэвин принял входящий вызов.

– Гэв? – Он не мог понять, звучал ли голос Делл сердито или испуганно. Возможно, и то, и другое сразу. – Малыш, у нас проблема. Джазза ушла. Сказала, что заберет корабль, если перед уходом не получит свою долю за это задание с турелями.

– Что? Что значит ‘ушла’?

– Она покидает нас, – сказала Делл. Покидает компанию, я полагаю.

Уолт вклинился в групповой канал. – Эй, Гэв. Я здесь закончил. Хочешь, чтобы я вернулся и занялся этой…

– Гэвин переключил каналы. – Подожди, Уолт. – Он зажмурил глаза, опечаленный, разочарованный и сбитый с толку. – Делл. Куда направляется Джазз? Ты имеешь в виду, что она выходит из дела?

Бумер поддержал разговор в групповом канале. – Похоже, Уолт, ему там устраивают взбучку. Рад, что она позвонила не мне.

– Скажи ей, что Гэвину только что надрали задницу.

– Эта новость значительно улучшит её день. – Они оба рассмеялись.

Гэвин развёл руки в стороны и пожал плечами, хотя никому, кроме него самого, от этого не было пользы. – Не могли бы вы заткнуться к чёртовой матери, пожалуйста?

Они послушались, но не Делл. – Что ты только что мне сказал?!

– Не тебе, детка. Это я Уолту и… знаешь что? Не бери в голову. Просто скажи мне еще раз, что происходит с Джазз?

Его мобиГлас завибрировал. Гэвин беззвучно выругался и сжал кулаки, чтобы ненароком не расстрелять кого-нибудь. Активировать мобиГлас в герметичном костюме оказалось непросто.

Пока Гэвин управлялся с гаджетом, Делл рассказала ему о дезертирстве Джаззы. Она собиралась пойти поискать работу у одной группы контрабандистов, прятавшихся где-то в Олимпийском Бассейне. Доходная работа и всё такое. Дезертир.

Наконец, Гэвин включил экран мобиГласа. Там отображалось сообщение от неизвестного контакта, хотя Гэвин точно знал, кто был отправителем.

– Делл.

– Я пыталась отговорить ее от этого, Гэв, – судя по голосу, Делл чуть ли не плакала. – Правда пыталась.

– Делл, послушай меня.

– Что?

– Верни Джаззу обратно. Хорошо? Любыми способами.

– Я постараюсь, Гэв, но…

– Любыми способами, поняла? Она нам понадобится. Скоро нам потребуются все наши люди и ещё несколько человек сверху.

– Что происходит, Гэвин?

Он переключил микрофон, чтобы транслировать голос сразу на оба канала, – Послушайте все. Они получили всего два предложения на тот военный контракт. И наша цена за работу самая низкая.

– Разве низкая цена это плохо? – спросил Бумер.

– Делл, – сказал Гэвин, – уговори Джаззу присоединиться к нам в Обероне. Будем работать без отдыха, пока не разберемся с последними оставшимися турелями.

Гэвин сидел в своем поврежденном Катлассе и непривычно широко улыбался.

– Парни, – сказал он, – мы только что выиграли военный контракт.

*  *  *

– Заходите, мисс Брок. – лейтенант придержал открытую дверь для нее. – Майор Грили и его гость уже внутри.

Гость майора. Как чудесно. Морган Брок разгладила складку на своей юбке и прошла через дверной проем в комнату для конференций Грили.

Майор вместе с его «гостем» стояли рядом с передним торцом стола. Грили в обычной одежде был больше похож на космопеха нежели на моряка Флота. Его руки были настолько мощными, что по обхвату могли сравниться с ногами большинства мужчин.

– Брок. Хорошо, что вы явились лично. Позвольте представить вам Гэвина Рэдда, одного из совладельцев «Боеготовности Рэдда».

Рэдд был моложе, чем она полагала. Роскошный мужчина крепкого телосложения. Он принял странное решение надеть на встречу поношенный гражданский лётный костюм. Возможно, ему требовалось убедить собравшихся в том, что он в действительности был пилотом. И всё же, костюм сидел на нем отлично. Он испытывал некоторый дискомфорт, но не стеснялся стоять рядом с гранитной глыбой, коей являлся майор Грили.

– Рад встрече, мисс Брок.

Она отказалась пожать протянутую им руку и тем самым поставила крест на любезностях.

– Значит, вы и есть тот самый новичок, который за счет демпинга заполучил мой контракт. – Интонацией голоса она отчетливо дала понять, что это не вопрос. – Позвольте мне быть откровенной. В договоре есть пункт, который в случае расторжения контракта обуславливает мое участие в этой встрече для передачи полномочий. Давайте не будем прикидываться, что я рада такой возможности.

– Что же, хорошо, – сказал Грили. – Я полагаю, для этого нужно ввести нового исполнителя в курс дела. Давайте начнем, если вы не против. – Он занял место во главе стола и жестом указал своим гостям присаживаться. – Теперь сроки принятия решения и подачи протестов вышли.

– По делу будет подана апелляционная жалоба, – ответила она.

– Не сомневаюсь, Морган. Но у моего управления, равно как и у Системного командования Флота есть достаточные основания полагать, что решение останется без изменений.

– Я потратила два года на расчистку пути через Мин и Харон, – сказала она. – И мы оба знаем, что сейчас планируется существенно увеличить загруженность этих маршрутов. Я не отдам этот контракт без боя.

Она остановилась, когда Грили поднял руку. – ОЗИ хочет, чтобы мы дали независимым организациям права и возможности действовать в этих системах. Если вы желаете оспаривать это решение, занимайтесь этим с политиками. Но сейчас мне нужен краткий инструктаж по заданию, и я думаю, мы все будем признательны, если эта встреча не затянется надолго.

Здесь Брок уступила майору. По крайней мере, она знала, когда нужно принимать решения. Перечить ему сейчас было бессмысленно. Вдобавок, существовали более благоприятные цели, на которые она могла излить свой гнев. Удовлетворенная прохладным течением встречи, она обратила свое внимание на Гэвина Рэдда.

– Да, хорошо, – молодой человек вступил в разговор. Его лоб блестел в местах контакта с коротко остриженными волосами. – Я просмотрел, ээ… отчеты о результатах работы. – Рэдд пролистал несколько изображений на своем старом мобиГласе. – Каждые десять дней мы сопровождаем новую смену рабочих к исследовательскому комплексу на Тироле V. Но что вы можете рассказать мне о требованиях к безопасности во время переправки персонала между транспортными кораблями и гаванью?

Мальчишка не имел ни малейшего представления о специфики такой работы. Возможно, ей ещё удастся вернуть себе этот Тирольский контракт, поскольку майор Грили очень постарался, чтобы так оно в итоге и получилось. Улыбка Брок казалась искренней, когда она начала описывать процесс транспортировки людей между кораблем и поселением.

Эта работа заживо сожрёт «Боеготовность Рэдда».

*  *  *

Система Мин была тёмной. Прыжковые точки в Госс светились мерцающими каскадами цветов. Они освещали группы Олимпийского Бассейна золотым, янтарным и кроваво-оранжевым цветами, создавая ослепительный вид на небесные тайны. Мин, с другой стороны, выглядела совершенно иначе. Гэвину стало интересно, как много кораблей и жизней было потеряно в её прыжковых вратах перед тем, как их удалось успешно пройти и нанести маршрут на карту.

Сейчас подлёт к вратам был отчетливо виден. Навигационные маяки освещали десятикилометровый канал, по которому шесть кораблей эскорта «Боеготовности Рэдда» и их подопечный Констелейшн Аквила с опознавательными знаками ОЗИ направлялись к прыжковым вратам. Автоматические маяки передавали непрерывный поток данных о навигации и состоянии перелета, а также освещали вектор входа во врата.

Вдалеке вырисовывался крупный силуэт самих врат. Это был пустой диск, видимый только благодаря внешнему освещению от маяков. Свет искривлялся и уходил вглубь межкосмического пространства. Если войти в это пространство правильно, оно перенесет корабли в систему Харон. Случайная встреча с неизвестной прыжковой точкой, должно быть, наводила ужас. Ранее Гэвину доводилось видеть изображения темных врат, таких же, как в системе Мин, когда маяки не работали. И хотя он знал, что конкретно изображено на этих картинках, было сложно различить едва уловимое пятно, которое представляло собой портал сквозь пространство и время.

– Управление вратами, – Гэвин зачитывал фразу из записанного запроса на авторизацию, – это «Боеготовность Рэдда». Мы действуем в соответствии с положениями Системного командования Флота и приближаемся согласно правилам визуального полета при поддержке исследовательского судна ОЗИ «Кассиопея». Запрашиваем разрешение на перелет из системы Мин в Харон и подтверждение готовности к прыжку.

На самом деле им не нужно было отправлять запрос и получать подтверждение для совершения прыжка в Харон, но их контракт обязывал записывать специальные переговоры у всех прыжковых врат. Также им нужно было фиксировать все перемещения личного состава ОЗИ на каждом конце маршрута.

Одному богу известно, сколько раз они с Уолтом совершали прыжки без предупреждения. С другой стороны, он, должно быть, испытывал странное чувство от того, что залетал в прыжковые врата под легальными опознавательными знаками, а в затылок ему при этом не дышала местная полиция. Но времена меняются, и раз Гэвин добился желаемого, можно было надеяться, что эти изменения к лучшему.

Он получил ожидаемый запрос на идентификацию и в ответ отправил ID кораблей, которые совпадали с регистрационными номерами каждого члена конвоя. Гэвин столкнулся с обменом формальностями во время нескольких первых миссий. Никто не жаловался, но теперь ему стало легче, потому что последовательность и время обмена сведениями вполне устраивали его. Оставалось надеяться, что эти процедуры также внушали доверие его новым пилотам и ученым на борту «Кассиопеи».

Получив разрешение, Гэвин отдал приказ войти во врата. Они вместе с Джаззой повели за собой остальных, при этом каждый корабль расположился на своей позиции слева и справа от Аквилы. Они проскользнули во врата, испытав знакомое чувство тяжести. Казалось, что кабина корабля вытянулась и отдалилась от него под стремительным напором звука и света. Такое чувство, как будто кто-то зацепил его внутренности крюком и начал всё туже и туже натягивать кишки. Затем что-то хлопнуло, и перед ним снова начали возникать знакомые созвездия системы Харон.

– Управление вратами Харона, – сказал он, – это «Боеготовность Рэдда»…

– Гэвин, – голос Джаззы был решительным. Он уже проверял экраны навигационных спутников, когда она продолжила, – К нам приближаются три корабля. Три сотни километров. Уже двести пятьдесят! Боже мой, они движутся быстро.

– Джазз, возьми Мей и Рауля и посмотрите, чего хотят наши новые друзья. Уолт, вы с Бумером в роли вратарей. Если эти парни попытаются напасть на «Кассиопею», заставьте их передумать.

Хор из ответов «Вас понял» донесся из коммуникатора, и Гэвин переключил каналы, чтобы обратиться к экипажу ОЗИ на борту транспорта. – «Кассиопея», это Красный 1. Двигайтесь по моей метке и не отклоняйтесь от курса.

– Противник, – голос Джаззы звучал спокойно и хладнокровно. – У них три Хорнета F7 различных конфигураций. Они обвешаны разноцветными бронепластинами, но приближаются быстро.

– На них есть какие-то опознавательные знаки? Что с регистрационными номерами?

– Не могу разглядеть ничего такого посреди груды разнообразного обвеса из металлолома и пушек.

– Берегитесь, они стреляют, – сказала Мей. Вот дьявол, эти ребята быстрые.

– Гэв, – спросил Уолт, – мы отступаем?

В отчетах о результатах работы, которые он получил от Брок, упоминалось о снижении вражеской активности в системе со временем. Позволить новой пиратской банде занять плацдарм у одной из важнейших прыжковых точек казалось очень плохой идеей.

– Мы сражаемся, – ответил он. – Если сейчас мы в страхе убежим, то потом нам придется каждые две недели отвоевывать эту территорию. Мы не можем позволить себе такого.

– Что бы вы там ни решали, делайте это быстрее, – сказала Джазза. – Тут нас трое на трое, и эти парни, похоже, любят играть со своей добычей.

– Уолт, – сказал Гэвин. Веди нас. Если у них есть друзья, я не хочу оказаться заманенным в ловушку.

– Понял.

– Хорошо, Джазз. Я иду к тебе. – Гэвин добавил тяги, обогнул «Кассиопею» и ускорился по направлению к куче истребителей.

Гэвин пережил десятки подобных стычек ещё до того, как основал «Боеготовность Рэдда», но всякий раз он выступал в роли агрессора. Ему было непривычно находиться в роли обороняющегося. Казалось странным, что эти сумасшедшие ублюдки решили напасть на шесть вооруженных кораблей сопровождения.

– Джазза, – он находился в паре сотен километров от нее и хорошо видел разворачивающийся бой, – Я приближаюсь снизу от тебя. Пора сместить баланс сил в нашу пользу.

– Эти парни хороши, Гэвин. – Она что-то проворчала, и ее Катласс свалился в свободный штопор. Маневр позволил сесть на хвост одному из мародеров. Она открыла огонь, и его щиты загорелись. Он наклонился, опустил нос и включил реверсную тягу, чтобы подняться вверх и оказаться над кораблем Джаззы. Двое других мародеров заняли позиции по бокам, после чего вся троица, подобно летящему лезвию ножа, рванула в сторону Гэвина.

Он развернулся по правому борту и попытался на скорости обойти их. По крайней мере, так ему удастся избежать огня сразу от всех трех противников. Рауль переместился выше и осыпал огнем один из Хорнетов, но мародеры все равно продолжали держать формацию.

– Джазза, встань за мной. Давай разделим этих ублюдков.

– Поняла.

Они встретились и помчались рядом, чтобы ворваться в трио разнородных Хорнетов. Но еще до того, как они с Джаззой оказались в зоне досягаемости орудий, мародеры добрались до Мей.

– Вот чёрт…

Поток точных залпов из установленных на крыльях лазерных пушек ударил по кораблю Мей. Выстрелы оторвали от корпуса целые секции, и выплеснувшийся наружу кислород сформировал бурлящий огненный шар.

– Проклятье! – Гэвин не видел, как Мей катапультировалась. Они с Джаззой пробили себе путь сквозь построение мародеров. Хорнеты рассредоточились и вновь выстроились у них за спиной.

– У нас потери. Уолт, нам здесь может потребоваться твоя помощь.

– Вот что бывает, когда остаешься и принимаешь бой, Гэв. Нам следовало отступить.

– Позже обсудим, что нам ‘следовало’, –  ответил он. – Двигай сюда и… Отставить.

– Они отступают, – Джазза казалась ошеломлённой. – Казалось бы, они уже почти победили нас, но теперь они отступают.

Гэвин смотрел на следы от двигателей отступавших кораблей. За считанные секунды они скрылись из пространства системы Харон.

– «Кассиопея» в безопасности, – сказал Уолт. – Ребята, вы целы?

Джазза не ответила ему прямо. – Как думаешь, какой был смысл во всём этом?

На интерфейсе Гэвина было чисто. Он испытал облегчение, когда нашел спасательный маяк Мей. Все были живы. Похоже, они остались одни рядом с вратами системы Харон. Корабль Уолта и «Кассиопея» отображались практически на границе его дисплея.

– Уолт, держи позицию. Будь начеку и продвигайся вперед. Хоть убей, не понимаю, почему они втроем напали на шестерых.

– Может, – вмешалась Джазза, – они знали, что надерут нам задницу.

– Или это был отвлекающий удар, – сказал Гэвин. – Если здесь есть еще противники, мы не должны позволить им застать нас со спущенными штанами. Я отправлюсь за Мей. Джазз, вы с Раулем прикрывайте меня. Мы примем на себя первой удар, если они вернутся.

В канале раздался шум согласия. Гэвин начал подозревать, что военные переговоры были гораздо скучнее и намного менее демократичны, нежели их постоянные насмешки друг над другом в «Боеготовности Рэдда». И всё же, если не считать того, что Уолт предугадывал каждый его шаг, Гэвин гордился своей командой.

– Мне интересно, не поджидают ли они нас с обратной стороны? – спросила Джазза.

Уолт быстро ответил. – Мы не полетим через эти врата, чтобы это выяснить.

– Успокойся, Уолт, – сказал Гэвин. – Победа есть победа. И пусть катятся ко всем чертям.

При текущем положении дел возражение Уолта не стало сюрпризом. – Ты имеешь в виду, что нам просто повезло. Повезло в бою, которого можно было бы избежать.

Гэвин проигнорировал его замечание.

Хотя Мей находилась без сознания, биометрические данные от ее костюма показывали лишь незначительные повреждения. С другой стороны, ситуация с ее кораблем была совершенно иной. Гэвин начал подсчитывать в уме стоимость запчастей, ремонтных работ и медицинского обслуживания. Результаты вышли ужасающими.

Из-за этой атаки миссия оказалась финансово убыточна, но «Боеготовности Рэдда» всё ещё был необходим этот контракт. Возможно, атака была просто отклонением от нормы, подумал Гэвин. Он напомнил себе об отчетах Брок, которые демонстрировали стабильное снижение активности враждебных действий за последние несколько лет.

К сожалению, им ещё только предстояло выяснить, как мало на самом деле значили эти отчеты.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Перевод: H_Rush

Обсудить на форуме star-citizen.ru

Источник: https://star-citizen.ru

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

РНД 81

РНД 81

Подборка новостей от Зилукса за минувшую неделю. PS. В самом конце статьи обязательно посмотрите видео, оно невероятно крутое. https://youtu.be/AmV-6OenP3I Очередной ATV был посвящен новому кораблю — Drake Corsair. Его концепция уже обсуждалась на одном из стримов полтора года назад...

ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ РАССЫЛКА RSI (22.03.19)

ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ РАССЫЛКА RSI (22.03.19)

Новая волна Дорогой Гражданин, Эвокати углублялись в расширенную версию Star Citizen Alpha 3.5.0, и уже совсем скоро доступ к новому патчу получит более широкая аудитория. Также на этой неделе Crusader всерьез берётся за борьбу с преступностью, новейший корабль от Drake...

ВОКРУГ ВСЕЛЕННОЙ – СВЕТ, ЛАРЬКИ, МОТОР!

ВОКРУГ ВСЕЛЕННОЙ – СВЕТ, ЛАРЬКИ, МОТОР!

В новом эпизоде еженедельного информационного шоу разработчики представили новый корабль от Drake Interplanetary, а также продолжили рассказ о доработке Зоны 18 на ArcCorp, в этот раз углубившись в детали о работе над освещением и ларьками с уличной едой...

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.