АКТ О КАПИТУЛЯЦИИ. ЧАСТЬ 1

Источник: https://star-citizen.ru/akt-o-kapituljacii-chast-1

Акт о капитуляции. Часть 1

За авторством Адама Уизера. Изначально первая часть этого рассказа была опубликована в журнале Jump Point 4.5.

[24 июня 2610 года – система Элизиум]

Пространство в конце прыжкового туннеля начало переливаться и рябить, после чего явило взору систему Калиит’ала. Корат’Тал глядел в темную бездну с мостика своего корабля. Он несколько отвлёкся от созерцания простирающегося перед флотом космоса, когда щит, покрывавший массивный корабль по всей длине, перестроился и встал на своё место практически как самостоятельное живое существо.

Краем глаза он видел, как мастер щита вносила отработанные корректировки. Он мог точно сказать, что хоть с виду она и казалась спокойной, внутри у неё бушевало возбуждение. Это было какое-то новое чувство. Не просто следовавший за битвой стремительный азарт, но нечто большее. Никто из них не позволял себе окунуться в такие чувства до настоящего момента.

Движение вдалеке выглядело в точности так же, как и в других системах, однако он понимал, что сейчас всё куда сложнее. После всего того, через что им пришлось пройти за последние семь лет, он наконец-то привёл своих людей домой.

Останки главного флота Корат’Тала вышли из прыжковой точки Центавра-Элизиум. У него было мало времени, чтобы довести выживших до родного мира Калиит. Силы ОЗИ, устроившие им засаду со стороны Центавры, должно быть, следовали по пятам, но Корат’Тал принял решение. Эта война завершится по его правилам, и не важно, победой или поражением.

Корат’Тал дал команду Радосу транслировать его голос на весь истощённый флот.

– Когда мы отправились по этому пути, у нас не было дома. Был лишь один мир, который вырвали из наших рук. Я поклялся, что если вы сразитесь вместе со мной, я приведу вас домой. Поклялся, что Риджора проложит нам путь к победе…

Корат’Тал сделал паузу, поскольку слова в его горле дрожали.

– После сегодняшних событий я понял, что либо Риджора подвела нас, либо это мы подвели Риджору. Не знаю, важно ли это теперь, но я точно уверен в одном – я исполню первое обещание, которое дал вам и самому себе. Я отправляюсь домой.

Не успел он продолжить, как чёткий отголосок тревожной сирены разнёсся по всему командному кораблю и отозвался в его помещениях. Корат’Тал посмотрел на сканеры. Вся масса человеческих кораблей стремительно приближалась к их позициям.

– Те, кто хочет связать себя с землей наших предков, следуйте за мной. Остальные воспользуйтесь моим маневром для побега. Сохраните свои жизни, чтобы сразиться в другой раз. Гот’радж доа!

Корат’Тал изучил лица экипажа на мостике. Никто не смотрел ему в глаза. Вместо этого взоры команды были устремлены в сторону лежащего вдалеке дома. Каждый из них принял свою судьбу. Датчики запищали, когда щиты корабля приняли удар первой волны атакующих войск ОЗИ.

– Гот’радж доа! – взревел Радос, с трудом пытаясь сдерживать переполнявшие его голос эмоции.

Остальная команда в один голос подхватила, – Гот’радж доа!

Когда флот Теварин помчался через Элизиум в сторону родного мира Калиит, солдаты ОЗИ поспешили занять свои боевые посты в предвкушении массированного штурма планеты, которую они переименовали в Джалан. В небесах у них над головами корабли Флота ОЗИ пытались организовать некое подобие блокады.

Но флот Теварин не построился в традиционную фалангу. Они даже не стали открывать ответный огонь, когда были атакованы. Корабли либо бросались прямо на заградительный огонь и оказывались буквально изрешечены выстрелами, либо уклонялись от атак и прибавляли скорости. Когда корабли Теварин вошли в атмосферу Калиит, они опустили свои мощные щиты.

Корат’Тал смотрел, как впереди их корабли пронизывали атмосферу и разваливались на части. Печаль переполнила его, когда он осознал ужасную судьбу, что ждала его людей. Будет ли он одним из последних теваринцев, кому удастся увидеть их родной мир?

Корабль резко дёрнуло при входе в верхние слои атмосферы. Корат’Тал заметил, как через пелену облаков на горизонте пробивался какой-то объект. Может это вершина горы Саптиик? Капитан шатаясь подошел к передней части мостика и положил руки на стекло.

Последний раз он видел гору Саптиик ещё в детстве, когда бежал с Калиита вместе с родителями. Её вершина была один из немногих оставшихся у него воспоминаний о доме.

Стекло нагрелось, но Корат’Тал не убирал руки. Даже при взгляде с такой высоты красота Калиита переполняла каждую крупицу его натуры. Облака рассеялись; теперь он мог видеть города, которые люди-захватчики построили вокруг старых храмов Теварин. Это вызвало у него тошноту. Когда корабль вокруг него начал распадаться на части, он внезапно пожалел, что не убил их всех.

Вторая Теваринская Война наконец-то подошла к концу.

*  *  *

[25 июня 2610 года – система Калибан]

Сегодня Клариса выглядела злее, чем обычно. Порой с ней такое случалось после поглощения более мелких штормов. Хикори скорректировал курс, чтобы дать ей больше места. Он назвал этот массивный шторм, свирепствующий в верхних слоях атмосферы Калибана IV, в честь своей матери. Обе они служили дурным знаком для подобравшихся слишком близко пилотов, но в то же время действовали во благо Хикори, который собирал металлолом и останки грузов от разбившихся в шторм кораблей для последующей продажи их на Крионе.

Большинство избегало встречи с Кларисой и её молниями, от которых корабли выходили из строя. Однако многие всё же не считали нужным отдалиться на безопасное расстояние. Некоторые были слишком ленивы, чтобы отметить точное местоположение шторма, тогда как другие намеренно строили маршрут вблизи её границ, чтобы таким образом скрыть сигнатуры корабля. Хикори не волновали их мотивы – он беспокоился лишь о ценных деталях, которые мог добыть из обломков, чтобы заплатить за путешествие в Протекторат Бану.

Внезапно сканеры «Долоса» пропели сладкую песенку, сообщив об открытии. Хикори отправился посмотреть на сегодняшний улов.

Это была RSI Нова – форсированный курьерский корабль, оборудованный внушительной огневой мощью. От увиденного у Хикори потекли слюнки. Он обнаружил не гражданское судно, а корабль военного класса, потенциально наполненный информацией и припасами времён войны.

Однако если быть честным, большинство гражданских судов в эти дни оснащалось очень даже неплохо. Семь лет теваринской тактики «ударил и сбежал» означали, что ни один человеческий корабль не мог летать без опаски, если не был вооружен до зубов и заполнен припасами. Впрочем, так было не всегда. Когда-то орудия на кораблях считались прерогативой исключительно богатеев или людей, представляющих опасность, но теперь встретить их можно было повсюду. Этот факт существенно упрощал работу Хикори и позволял ему неплохо зарабатывать. Война всегда влекла за собой непредвиденные последствия, считал Хикори.

Молния Кларисы уничтожила эту Нову, отправив её медленно дрейфовать сквозь космическое пространство. Хикори быстро определил скорость и траекторию корабля, чтобы рассчитать, в каком месте он окажется через пару часов. Он отправился к этой точке на прогнозируемом маршруте и заглушил свой корабль. Также он завел будильник на два часа, чтобы не потерять ход времени. Наконец, он вышел из «Долоса» в открытый космос и направился к Нове.

Хикори наблюдал за тем, как внизу неистово кружились вихри Кларисы. Её поверхность, похоже, кипела от электрической активности. Открывающийся вид резюмировал для Хикори его понимание вселенной: она безумно красива и бесцеремонно зла.

Хикори добрался до дрейфующего покинутого корабля и быстро прорезал его корпус. Внутри он нашел пилота за штурвалом. Поджаривший Нову разряд молнии, должно быть, был очень мощным. Руки пилота прикипели к штурвалу. Хикори осмотрелся в поисках личных вещей, а затем переключился на навигационные приборы.

Он только потеряет время, если начнет доставать старые компоненты. Всё вокруг было поджарено до корочки. Хикори принялся систематически обыскивать каждую щель на корабле, но чем дальше он продвигался, тем сильнее росло его раздражение. Как так может быть, что на борту нет никакого груза? Вся затея начинала казаться бесполезной. Как ему вообще удалось обнаружить сигнатуру корабля, если все компоненты сгорели? Хоть что-то здесь должно работать.

Хикори подсветил фонариком информационный терминал и увидел оплавившуюся лицевую панель. Если на этом корабле и есть компонент, оборудованный самой передовой защитой от молний, он должен находиться здесь. Старьёвщик достал свой мульти-инструмент и осторожно срезал панель.

Как только он обнажил внутренности, его глаза распахнулись от удивления. Это был XL-250i – самый качественный компонент военного класса, и он находился в куда лучшем состоянии, нежели консоль кабины. Оставался шанс, что эта штука до сих пор работала. И если это так, её компоненты сами по себе будут стоить целое состояние, не говоря уж о данных, которые хранятся внутри. Хикори подключил свой самодельный инструмент для взлома к источнику питания и уверенно подал напряжение.

Система ожила. Хикори удержался от желания провести быструю высокоуровневую оценку данных и приступил к скачиванию. Пожалуй, изучать эту информацию лучше где-то в другом месте. Чем быстрее он закончит и отключит систему, тем лучше. Пускай прибор и излучал весьма небольшую сигнатуру, но Хикори был не единственным старьёвщиком, который занимался поиском обломков в окрестностях Кларисы.

Хикори мельком глянул на хакерский инструмент в руке и увидел, что загрузка уже почти завершилась. Она оказалась неутешительно быстрой. Похоже, на устройстве хранилось не так много данных. Как только полоска скачивания достигла 100%, он отсоединил инструмент и выключил систему. Затем он быстро снял наиболее ценные компоненты. Он мечтал воспользоваться ими для улучшения собственного корабля, однако испытывал острую потребность в кредитах. Кто знает, может загруженные данные окажутся более ценными, чем он полагал.

Убедившись, что на Нове больше не осталось ничего полезного, Хикори посмотрел на время. Прошло немного меньше тех двух часов, которые он выделил себе, но «Долос» всё ещё должен быть где-то неподалеку. Дыра, которую он прорезал в корпусе, располагалась прямо над ним. Он сделал глубокий вдох, активировал двигатели скафандра, прицелился в это отверстие и вылетел в космос.

Он продолжал двигаться прямо, пока не отдалился от корабля на достаточное расстояние. Он задумался о том, какого рода информацию ему удалось скачать с корабля, и сколько денег можно за неё выручить. Затем он обнаружил, что улетел слишком далеко. Он обратился к радиолокатору своего корабля, и в этот самый момент пространство за его спиной загорелось подобно топке в печи.

Хикори отключил двигатели скафандра и развернулся. Нова, которую он покинул лишь несколько минут назад, превратилась в груду обломков. Огни пламени быстро затухли в космическом вакууме. Сердце сжалось у него в груди, а к горлу подступил ком, когда он увидел, как к обломкам приблизился Шакал.

У Хикори подскочил пульс. Ему нужно было как можно скорее добраться до своего корабля. Лучше убраться подальше прежде, чем разведчик Теварин начнет искать следующую цель.

*  *  *

– Драк… тебе не следовало атаковать, не предупредив меня. – В голосе Тажбинда слышалось очевидное изнеможение. Даже сквозь шлем Драк мог ощутить на себе пристальный взгляд Тажбинда.

– Приношу глубочайшие извинения, но мои сканеры обнаружили, как живое существо покидало этот корабль.

– Тогда почему ты не стрелял в него?

Это был колкий вопрос, и Драк знал, что не должен на него отвечать. Драк и Тажбинд были напарниками на протяжении большей части войны. С непреодолимым желанием Драка расстрелять что-нибудь, равно как и с другими его недостатками во время наступления, приходилось мириться, потому что он мастерски управлялся со щитом «Фаланга». Сильные стороны Драка дополняли слабости Тажбинда, и наоборот, поэтому из них получился смертельный дуэт. Драк поглощал и отражал огонь со всех сторон, что позволяло Тажбинду сосредоточиться на сражении.

– Всё нормально, но я хочу, чтобы между нами было согласие. Кто знает, может на этом корабле было нечто, что могло бы…

– Что это?

На радаре Драка показался неопознанный корабль. Он был близко, и с каждой секундой его сигнатура всё повышалась. Драк знал, что это значит.

– Это человеческий корабль!

Квантовый двигатель корабля закончил прогревать как раз в тот момент, когда Тажбинд открыл огонь из обоих стволов. Его выстрелы пробили корпус, но тут включился квантовый двигатель. Корабль вздрогнул и повернулся в сторону нового места назначения, а затем внезапно умчался в темноту бескрайнего космоса.

Как Драк мог не заметить другой корабль, прячущийся неподалеку? Его провал мог подвергнуть опасности экипаж «Экораапта» и поставить под удар всё миссию. Согласно кодексу Риджоры, он должен был немедленно покаяться.

– Я не выполнил свой долг перед тобой, Тажбинд. Моя безответственность и торопливая атака не позволили мне должным образом исполнить свои обязательства по проведению сканирования. Я обещаю святой Риджоре, Гот’радж доа, что сделаю всё возможное, чтобы исправить свой провал, или приму любое наказание, которое будет признано подходящим…

– Если люди узнают, что мы находимся в системе, под ударом окажутся наши жизни, а не честь. Сперва нужно всеми силами предотвратить это, а другими вопросами займёмся потом.

Тажбинд связался с «Экорааптом» и объяснил ситуацию. Им было приказано возвращаться. Из-за этой неутешительной встречи разработку планов боя пришлось ускорить.

Перед окончанием связи Тажбинд спросил, не поступала ли информация об атаке Корат’Тала в Центавре. Вся команда с нетерпением ждала новостей, но их до сих пор не было. Драк не был обескуражен отсутствием сведений. Калибан на передовой находился далеко от них, поэтому любая информация неизбежно поступала с задержкой.

Драк был абсолютно уверен, что план Корат’Тала сработает. Атака «Экораапта» на Крион, вероятно, отвлечёт часть сил ОЗИ от Калибана и не позволит подкреплениям присоединиться к главному сражению. В конце концов, Рижора приведёт Теварин к победе над людьми, и они вернут себе контроль над Калиитом.

*  *  *

Хикори очень повезло остаться в живых, и он это понимал. Теваринец был отличным стрелком. Пули попали в корабль как раз в момент активации квантового двигателя и нарушили его траекторию. К счастью, «Долос» скорректировал направление до того, как перегрузки стали фатальными. И хотя Хикори удалось выжить, его сердце отчаянно колотилось.

Через несколько мгновений «Долос» затрещал и вывалился из квантового перемещения. Проверив повреждения, причиненные системам корабля, Хикори понял, что очень сильно отклонился от курса. Он запустил двигатели и повернул обратно в сторону Криона.

Хикори ушел от теваринцев, но боялся, что недостаточно далеко. Калибан IV всё ещё едва заметно светился вдалеке. И это была лишь одна из его проблем. У него не только кончилось квантовое топливо, но и сам двигатель получил повреждения. Однако даже это не самое худшее. Хикори рассчитал расстояние до Криона и убедился, что даже если он полетит туда на полной тяге обычных двигателей, кислород закончится гораздо быстрее, чем он доберется до атмосферы.

У Хикори была мысль отправить аварийный сигнал, но он знал, что в этой части космоса на него смогут ответить лишь такие же люди, как он сам – они заботятся только о своей шкуре, и им нет особого дела до чужих проблем. Вдобавок, сигнал бедствия может привлечь внимание теваринцев, от которых он только что сбежал. Скорее всего, никто не придёт на  помощь, пока не станет слишком поздно. И это в лучшем случае.

Хикори глядел в темноту космоса. Так уж сложилась судьба. Выручки с продажи компонентов XL-250i и любых данных с этого диска, вероятно, хватило бы для осуществления его плана. Но теперь, вместо того, чтобы отправиться в Кинс, он оказался в безвыходном положении в Калибане.

Хикори активировал автопилот, вылез из кресла и направился к одному из шкафчиков на корабле. Внутри хранился ящик выдержанного виски Анджели, на котором сверху стояло потрёпанное чучело плоскокота. Хикори осторожно отодвинул чучело в сторону, открыл ящик и достал бутылку. Он налил себе большой стакан виски и сел на кушетку в тихой задумчивости.

 Виски сначала обжигал нутро, а затем отдавал прямо в больную голову. Пилот уставился на терминал напротив. Он дотянулся до него и подключил свой хакерский инструмент. А что ещё ему оставалось делать, кроме как пить и изучать добытую информацию, ради которой он и оказался в такой ситуации?

Но уже очень скоро виски перестал быть единственной причиной головокружения у Хикори. На диске находился лишь один файл – Акт о капитуляции, подписанный Теварин.

У Хикори моментально пересохло во рту, и он залпом допил остатки виски. Он перечитывал сообщение снова и снова. Война была окончена. Он практически не мог в это поверить.

Вторая Теваринская Война закончилась.

Далее он проверил записи переговоров Новы и обнаружил одну неудавшуюся передачу на флагман ОЗИ «Полумесяц». Должно быть, курьерское судно везло новости об окончании войны на «Полумесяц», когда попало под удар молнии. Оставался шанс, что «Полумесяц» до сих пор находился в неведении, а это значит, что Хикори, возможно, был первым человеком во всей системе Калибан, кто знал об Акте. Вторым, если считать беднягу пилота Новы.

Внезапно Хикори пришла мысль. Сомнительное предложение, учитывая его прошлое, но лучшего варианта у него всё равно не было. При правильном подходе ему, возможно, удастся обменять эту информацию на снисхождение к его прошлым прегрешениям.

Хикори взял бутылку и сделал ещё один глоток, позволив теплу пробежаться по телу. После этого он залез в кабину и снова скорректировал курс. Буквально через несколько секунд он активировал аварийный маяк.

Впервые в жизни Хикори надеялся, что военные ОЗИ найдут его.

*  *  *

Коммандер Уоллес изучала стоявших перед ней побитых и потрёпанных матросов. Судя по их ранам, это была честная драка.

– Из-за этих двоих столовая превратилась чёрт знает во что, – отметил старпом Кобёрн, уставившись на избитую парочку своим отличительным сердитым взглядом. За долгие годы активной службы его лицо огрубело и покрылось шрамами. Оно ясно давало понять, что он не знал другой жизни, кроме как военной.

Двое матросов свесили головы и уставились на коврик, лежавший под столом Коммандера. Насколько она знала, на борту «Полумесяца» он был единственным – частичка домашнего тепла посреди корабельного металла.

– Похоже, вам двоим нужно найти какой-то другой способ, как занять себя. Старпом Кобёрн, выдайте этим двум матросам мётлы и убедитесь, что куда бы они ни направились, они всюду будут подметать за собой полы.

– С удовольствием. – На лице Кобёрна возникла злорадная улыбка.

– Всю следующую неделю вы не будете выпускать мётлы из рук кроме как по приказу командира. Понятно?

Матросы ответили утвердительно, отдали честь и разошлись. Как только дверь за ними захлопнулась, Коммандер Уоллес повернулась к своему компьютеру, чтобы узнать, завершилась ли симуляция проложенного ей маршрута «Полумесяца» мимо Калибана IV. Она желала убедиться, что корабль пройдет на достаточном удалении от бушующего там шторма.

– Этот Митчелл – тот ещё кадр. Как вообще парень с известными проблемами с контролем гнева получил назначение на крейсер? Он ни за что ни продвинулся бы так далеко по службе, если бы только Флот не пытался столь отчаянно укомплектовать свои корабли.

– То же самое можно сказать и про меня, – ответила Коммандер Уоллес.

Гнев старпома угас от нахлынувшей волны смущения. Уоллес не знала, что седеющему солдату вообще присуще это чувство.

– Есть новости о той прерванной ранее передаче?

Старпом Кобёрн заметно расслабился. Слава богу, разговор вернулся в привычное для него русло.

– Нет, сэр. Сигнал практически сразу был потерян. Поскольку с тех пор новые попытки выйти на связь не предпринимались, офицер связи Фритцпатрик считает, что это могли быть электромагнитные помехи от бури. Однако наши разведчики продолжают поиски, сэр.

– Пока это всё, Кобёрн. Вы свободны.

Кобёрн развернулся, чтобы уйти, но затем передумал. Он повернулся обратно к столу и остановился как раз перед ковриком.

– На самом деле, Коммандер, есть один момент о котором, как мне кажется, вам стоит знать. Не думаю, что эти потасовки прекратятся. Люди возносят свои прочие убеждения выше преданности этому кораблю. Та драка в столовой – никто не говорил о ней. По моему опыту, когда на палубах ходят сплетни – это хороший знак. По крайней мере, люди общаются между собой. Но это место тише, чем чёртов корабль-призрак.

Коммандер Уоллес потёрла висок. Она чувствовала недовольство экипажа и без постоянных донесений Кобёрна – достаточно было просто прогуляться по коридорам.

– Есть идеи, как можно разрешить ситуацию?

Кобёрн немного замешкался и ответил, – Нет, сэр.

– Ты можешь говорить открыто.

Кобёрн задумался на мгновение, затем посмотрел ей в глаза.

– Они дерутся, потому что им не хватает лидера. Лидера, которым для них должны быть вы.

На несколько напряжённых секунд в комнате повисла тишина. Коммуникатор старшины запищал, и он проверил поступившее сообщение.

– Сэр, разведчики, патрулирующие Сектор 4, только что ответили на сигнал бедствия. Они остановили корабль и уже ведут его пилота сюда на допрос. Они говорят, он какой-то странный.

– В каком смысле странный…? – ответила Уоллес, пытаясь сосредоточиться.

На ближайшем настенном дисплее появилось фото мужчины с изможденным лицом, высокими скулами и возбуждёнными голубыми глазами. – Они пробили его имя по базе. Он должен быть мертв.

*  *  *

Коммандер Уоллес вошла в комнату для допросов и бросила оценивающий взгляд на задержанного пилота. Хикори сидел за другим концом стола, но его лицо не слишком походило на человека на фото. Высокие выраженные скулы исчезли. Вне всяких сомнений, он делал пластику лица. Может даже несколько раз. На самом деле, различий было больше чем сходств, но какие-то черты глаз подтверждали его личность. Коммандер Уоллес отвела взгляд и села.

– Всё хорошо, капитан…

– Коммандер Уоллес.

– Ах… Коммандер, простите. Не расстраивайтесь. Я уже привык к пристальным взглядам. Ещё раз, как вы там выразились? «Лицо, созданное для ношения космического шлема.» Чтобы получить такое, потребовалось всего лишь перенести несколько пластических операций у нескольких авторитетных хирургов.

Неровная улыбка протянулась от уха до уха.

Коммандер Уоллес оставалась сдержанной. – Как мне следует обращаться к вам?

– Что ж, судя по всем этим взглядам, полагаю, вы и сами уже знаете моё имя.

– Знаю. Некто Эндрю Лайм, родился в 2542 году на Цестусе. Умер в Джате во время совершения преступления в 2567 году. По вашему виду я бы не сказала, что вы похожи на мертвеца. Так что я всё ещё хочу знать, кто же вы в действительности такой.

– Эндрю Лайм и я – это одно и то же лицо, Коммандер. Это интересная история, но сейчас вы должны услышать кое-что другое.

– Откуда вы знаете, что я должна услышать?

– Скажем так, я натолкнулся на информацию, которую вы сочтёте жизненно важной для своего корабля и экипажа.

Между ними повисло молчание. Коммандер Уоллес могла чувствовать запах виски в его дыхании. Она подумывала завершить допрос на этом, но неожиданно для самой себя ответила, – Как только вы будете готовы…

– Видите ли, всё не так просто. Как вы внимательно приметили, я должен быть мёртв. И, скажем так, весть о том, что я всё ещё жив, может удивить не только ОЗИ.

– Если ваша информация действительно важная, я замолвлю словечко Адвокаси. У них множество тюрем в отдалённых системах, где вы будете в безопасности.

– Нет, из этого ничего не выйдет.

– Нет таких синдикатов, у которых были бы связи во всех тюрьмах. Адвокаси сможет обеспечить вашу безопасность, если вы честно признаетесь, кто за вами охотится.

– Я беспокоюсь не о синдикатах… – впервые за всё время лицо Хикори смягчилось.

Коммандер Уоллес выдохнула и откинулась на спинку стула, утомившись от скрытных и уклончивых ответов. – Хорошо… в таком случае, чего же вы хотите?

– Безопасный путь до Протектората Бану.

Коммандер Уоллес усмехнулась и закатила глаза. В тайне она надеялась, что он попросит что-нибудь более интересное. – Что-нибудь ещё кроме иммунитета за совершённые преступления?

– Не в этом дело. Я хочу попасть туда по другой причине.

– Ещё бы, это просто-напросто полезный побочный продукт. – Коммандер Уоллес встала. Лицо Хикори приняло обеспокоенный вид. – Никакая информация не стоит того, чтобы перечеркнуть столь обширную криминальную историю.

– Эта стоит.

Коммандер Уоллес повернулась к двери.

– Война окончена, – крикнул Хикори ей вдогонку. Она остановилась и развернулась. – Мне удалось добыть что-то вроде Акта о капитуляции из уничтоженного теваринцами военного курьерского корабля.

– Ага. И где конкретно находился этот корабль?

– Координаты не помогут. Какой-то теваринец взорвал корабль.

– Теварин? В Калибане?

– А кто, по-вашему, изрешетил мой корабль? И если здесь неподалеку рыскает один Шакал, можете быть уверены, его друзья тоже где-то рядом.

Коммандер Уоллес села обратно на стул. – Так где же этот Акт о капитуляции?

– Мне нужны гарантии, Коммандер. Только после этого я смогу передать вам его.

– Значит, здесь его нет.

– Он на моём корабле, который, к слову сказать, ваши разведчики предпочли не тащить сюда, а просто бросить где-то в космосе.

– В военное время запрещено сажать на авианосец посторонние суда.

– Ну, юридически вы больше не находитесь в состоянии войны.

Коммандер Уоллес потёрла виски и обдумала все детали. Наконец она встала и направилась к двери. Хикори смотрел ей вслед.

– Ну что, мы договорились?

Дверь закрылась со щелчком.

*  *  *

Драк бежал по залам корабля. Он умело огибал трафик, а Тажбинд, в свою очередь, пытался не отстать от него. Драк осиротел на Олимпе и вырос в развалинах уничтоженного капитал-корабля ОЗИ. Чтобы выжить, он прятался и незаметно перемещался по его коридорам, пока однажды один теваринский торговец ни поймал его за кражей товаров со своего лотка. Торговец проявил милосердие и не стал наказывать Драка. Более того, Драк мог рассчитывать на еду с лотка в том случае, если уделит время на запоминание Риджоры и изучение истории своей великой расы.

Риджора стала для Драка дорогой жизни, и он полностью посвятил себя ей. Когда началась Вторая Теваринская Война, Драк покинул Олимп, чтобы принять участие в сражении за возвращение Калиита. Его преданность делу не вызывала сомнений. Драк быстро дослужился до пилота, даже несмотря на существенно меньший почасовой налёт, нежели у других рекрутов.

Раздражённый Тажбинд в конце концов громко окликнул напарника, – Куда ты так спешишь?

Драк свернул за угол и поднялся по лестнице, преодолевая по две ступеньки за шаг. Тажбинд вдруг понял, куда он направлялся, и быстро перешёл на бег в надежде поймать Драка до того, как тот доберётся до места.

Лучшие пилоты «Экораапта» стекались в командный пункт на церемонию назначения боевых задач. Распевание Риджоры ознаменовало созыв собрания. Тажбинд схватил Драка за руку в нескольких шагах от дверного проёма.

– Добровольное согласие на участие в первой атаке не восстановит твою честь. Осознай свои недостатки, Драк. Помни, знание чужих слабостей даёт силу.

Драк улыбнулся. Он определённо оказывал влияние на Тажбинда. Впервые за всё время тот решился прочитать Драку лекцию о Риджоре. На командном пункте звучало раскатистое пение, приглашавшее добровольцев записаться в первую волну атаки на Боро – самый крупный город людей на Крионе.

Драк повторил Тажбинду слова из кодекса, – Идите вперед с высоко поднятой головой, но почитайте землю и уважайте небо. Кто-то должен помнить об этих целях, если мы хотим выжить. Тебе когда-нибудь рассказывали, что значит это песня?

– Воин должен быть верен себе, чтобы остаться в живых.

– Это современная ошибочная интерпретация. Изначально она возникла в 16-ю эпоху. В то время, когда лишь самые смелые покидали пещеры Калиита. И они никогда не ходили в одиночку – только группами, плечом к плечу, и напевали эти слова, чтобы сохранить строй. Это песнь никогда не гласила о выживании конкретного индивида. Вместо этого она напоминает нам, что мы сражаемся за выживание всего нашего вида.

– Мы больше не живем в пещерах, Драк. Не говоря уж о Калиите. Если мы не адаптируемся, если со временем наши пути не меняются, значит у нас нет надежды.

Внезапно в залах корабля раздался голос Распорядителя полетов Сулдрата. – Защитники Риджоры, поблизости показались военные корабли людей. Отправляйтесь на свои позиции и ждите дальнейших указаний.

Тажбинд направился к ангару. Драк остался стоять на месте, глядя на командный пункт. Он знал, что ещё может получить назначение, если вызовется добровольцем. Никто не усомнится в его желании сделать то, что нужно.

– Драк, ну же, идём.

Драк повернулся к Тажбинду. Тот взглядом позвал его следовать за ним. Драк не мог вспомнить, когда в последний раз Тажбинд летал без него. Наконец, мысль об участии в битве без чувства локтя своего товарища взяла верх.

Риджора привела его на «Экораапт» и по какой-то причине заставила подружиться с Тажбиндом. И сейчас не время отрицать это. Уже через несколько мгновений Драк протиснулся по коридору и опередил Тажбинда. Как обычно, Драк направлялся к летной палубе первым.

*  *  *

Хикори обратил внимание на время. Почему так долго? Они уже должны были притащить «Долос» обратно на «Полумесяц».

Хикори не мог точно определить, насколько результативным оказался его последний разговор с Уоллес. Её определенно заинтересовали новости о капитуляции, однако она не пообещала непременно исполнить его требования.

Конечно, всё зависело от возможности убедить Уоллес в том, что он говорит правду. Дверь в комнату для допросов открылась, и внутрь вошли два космопеха.

– Наконец-то… Итак, Коммандер Уоллес присоединится к нам на моём корабле?

Один космопех встал на стражу, тогда как другой завёл руки Хикори за спину и надел браслеты ему на запястья.

– Да ладно, парни. Вам придется снять их, чтобы я смог получить доступ к своему терминалу.

Космопех у Хикори за спиной слегка подтолкнул его вперед. – На гауптвахте нет никаких терминалов.

Хикори остановился. – У нас с Коммандером Уоллес уговор.

Космопех позади пожал плечами. – Верно. Она говорит, ты получишь самую лучшую камеру.

Дверь закрылась, и Хикори сразу же заметил, как изменился корабль с  того момента, когда его впервые доставили на борт. Мимо быстро и решительно пробегали матросы, и никто их них даже не удосужился бросить на него беглый взгляд. Вот дерьмо. За свою жизнь он повидал достаточно боестолкновений, чтобы заключить, что внезапно угодил в одно из них.

Дуло пистолета толкнуло Хикори вперед. Сперва он подумал, а не усложнить ли им задачу, однако поразмыслив, решил всё же этого не делать. Если Уоллес действительно собиралась лицом к лицу столкнуться с Теварин, куда разумнее было оставить как можно более широкий барьер из злых космопехов между ним и инопланетянами.

*  *  *

Коммандер Уоллес сидела за терминалом в своей каюте. Она загрузила в симулятор координаты «Полумесяца» и последние известные местоположения кораблей Ткварин. Как только компьютер принялся обрабатывать данные, в каюту вошёл старпом Кобёрн.

– Я только что отправил вам прогнозы разведки по возможной численности войск Теварин, сэр. Если они верны, то мы в серьезном меньшинстве. Наших ресурсов и огневой мощи не хватит, чтобы подавить их «Фалангу».

Коммандер Уоллес ввела новые данные и снова запустила симуляцию. Кобёрн перевёл взгляд на настенный экран, чтобы понаблюдать за результатами. Текущая траектория перемещения войск Теварин совершенно очевидно указывала на их цель – гражданское население Криона. И «Полумесяц» как раз удалялся от планеты. Ей нужно действовать немедленно, иначе у них не будет шансов защитить людей.

Ощущение тревоги вонзилось в живот Уоллес, переполнив её чувства и затуманив разум. У Коммандера кружилась голова от ответственности, которая до настоящего момента казалась чем-то нереальным. Но теперь вся тяжесть принятия решения лежала на её плечах.

– Сэр, ещё одно донесение от разведчиков. Их заметили.

– В таком случае, можно предположить, что планы врага ускорились.

– Да, сэр.

У Коммандера тряслись руки, когда она вносила коррективы в симуляцию с учетом новых временных рамок. Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоить нервы, и перестала печатать. Пришла пора действовать, а не строить планы.

– Нам нужно попасть на мостик.

Коммандер Уоллес выбежала из каюты, и Кобёрн последовал за ней.

– Есть сведения от разведчиков, которым было поручено притащить сюда корабль Лайма?

– Они отбыли последними, сэр. По моим прогнозам, они прибудут на место только минут через десять. Но могу предложить отозвать их. Если мы хотим попытаться остановить Теварин до того, как они доберутся до Криона, нам понадобятся все доступные корабли.

Коммандер Уоллес обдумала его предложение, – но если Акт о капитуляции подлинный, всё закончится, даже не начавшись.

– Только если он говорит правду. И это не считая возможности, что войска Теварин вообще поверят в окончание войны. По моему опыту, хорошие командиры минимально полагаются на случай.

Двое свернули за угол и приблизились к мостику. – Коммандер… – Кобёрн замедлил шаг и чуть отстал. – Могу я поговорить с вами перед тем, как мы ступим на мостик?

Коммандер Уоллес остановилась и повернулась к Кобёрну. Он осмотрелся вокруг, чтобы убедиться, что в зале больше никого нет, после чего его суровое лицо смягчилось. – Нам предстоит броситься в погоню за врагом, готовым принести смерть и разрушение невинным гражданам, вообще никак не причастным к этой войне. Тактически мы в меньшинстве и в невыгодной позиции. Мы знаем это, но это наш груз ответственности, и мы, а не экипаж, должны его нести. Им нужно всего лишь две вещи: делать свою работу и верить в командира. Понимаете?

Коммандер Уоллес кивнула.

– Вы готовы, сэр?

– Всегда на службе Империи.

– Всегда на службе Империи, сэр.

Коммандер Уоллес сжала кулаки в надежде выдавить из них всю нервную энергию до последней капли. Затем она отошла от старпома Кобёрна и ступила на мостик.

Экипаж встал по стойке смирно в тревожном ожидании приказов. Коммандер Уоллес потянулась было к переговорному устройству, но остановилась. На мгновение её одолели сомнения и нерешительность, но они быстро сгинули. Она сделала глубокий вдох и нажала на кнопку.

– Это Коммандер Уоллес. Всему экипажу занять боевые посты. Это не учебная тревога. Повторяю, это не учебная тревога. Приготовиться к битве.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Перевод: H_Rush

Оригинал

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

OBSERVIST СТИЛЬ ЖИЗНИ: G-LOC BAR

OBSERVIST СТИЛЬ ЖИЗНИ: G-LOC BAR

Привет, путешественник. Вселенная полна уникальных историй, которые ждут, чтобы их рассказали. Мы, сотрудники OBSERVIST СТИЛЬ ЖИЗНИ, стремимся предоставить из первых рук подробный обзор удивительных людей, которые живут среди звезд, и их удивительных приключений. Сегодня мы путешествуем...

ПОЧТА АРЕМИСА: ДЕНЬ 627: ПУТЕШЕСТВИЕ ЗАВЕРШАЕТСЯ

ПОЧТА АРЕМИСА: ДЕНЬ 627: ПУТЕШЕСТВИЕ ЗАВЕРШАЕТСЯ

12.12.2947 по Стандартному Имперскому Времени За авторством Шона Назавы Заключительная часть в серии, следующей за классом новобранцев, которые проходят через систему тренировок Флота. Коммерческий руководитель был схвачен при возвращении с торговой конференции из Империи Шиан...

RUST SOCIETY (Ржавое сообщество)

RUST SOCIETY (Ржавое сообщество)

The Rust Society - это организация ветеранов свалки и философов дальней перевозки, занимающихся наставничеством следующего поколения «правильным» способом сбора материалов, сальвага и перевозки. Сообщество сфокусировано на улучшении местного сообщества (RUST) и предоставление льгот...

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.