ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ СЕРАФИМА. ЧАСТЬ 1

за авторством Дэвида Хэддока

Перерабатывающая станция на Гарроне III начиналась словно мечта. Том Хэрроувэй с рождения был наделен пытливым умом. Когда ему было десять, результатом его попытки перепаять процессор HomeSystem стали перегруженные цепи, поющая собака и злые родители. Он осознал, что наука была языком Вселенной, и страстно возжелал овладеть им.

Высшее образование в Университете Терры привело его на практику в научно-исследовательский отдел ArcCorp. Через шесть лет он был свободным полевым ученым, специализировавшимся на металлургии, и работал на некоторые из крупнейших терраформирующих и горнодобывающих корпораций ОЗИ. Все это время его не покидала одна мысль: потратить время на строительство своей собственной лаборатории.

Спустя двадцать стандартных земных лет он получил ее. Предлагая услуги независимого перерабатывающего предприятия и выступая в качестве консультанта, он заработал денег на стороне и смог сконструировать самый современный завод по точной очистке металлов. По мере разрастания станции в течение следующих десятилетий, вокруг него начало формироваться сообщество. Хэрроувэй прибыл сюда ради создания лаборатории, но в итоге получил целый город.

В глубине души он все еще был тем маленьким мальчиком, наслаждавшимся магией науки в действии. Только масштаб его экспериментов вырос. Теперь Хэрроувэй смотрел, как необработанные металлы болтались в гидролитической ванне. Куски начинали отламываться и растворяться в пузырящейся жидкости. Хэрроувэй сверился с монитором, чтобы убедиться, какие минералы и элементы раскрылись в данном процессе.

Сработала тревога прорыва периметра.

«Странно», подумал он и посмотрел вокруг. Внешние камеры не показывали ничего необычного. Хэрроувэй уже было собирался вернуться к гидролизу, но вдруг осознал, что людей на экранах он также не увидел.

Хэрроувэй перевел гидролиз в автоматический режим, накинул пальто и направился к двери. Он ввел код для выхода. Дверь засвистела, когда начали отпираться тяжелые засовы. Он дотянулся до ручки и открыл дверь.

Солнечный свет проник в темную лабораторию. Когда Хэрроувэй шагнул наружу, его зрению потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к свету. Как только глаза пришли в норму, они тотчас же пожалели об этом.

Шесть кораблей зависли на свободном переднем крае атаки. Остальные уже приземлились. Хэрроувэй сразу же определил, что они не были вандуульскими. Из-за дешевой конструкции и жутких следов ремонта они были похожи на налетчиков.

Это был Бич, бродячая банда мародеров, пиратов и случайных работорговцев. Около дюжины пиратов согнали рабочих и прочих горожан в одно место перед входом на перерабатывающий завод.

Напротив уха Хэрроувэя загудел пистолет. Он поднял руки вверх и повернулся. Это был лидер Бича, Орен Вик, огромный криминальный авторитет. Три раза его приговаривали к заключению в тюрьме Квартердек, и три раза он успешно оттуда сбегал. Практически каждый дюйм его оголенной кожи вплоть до лысой головы был покрыт татуировками. Первым, что пришло Хэрроувэю на ум, были старые истории о големе, хотя он отказался от намерения озвучивать сравнение вслух.

– Мы пришли за металлом и всем таким, – небрежно произнес Вик с заметным каткартским акцентом. Его крошечные глаза посмотрели на Хэрроувэя. – Что у тебя есть?

– У нас ничего нет. – Пирату не понравился такой ответ.

– Не юли с бандой, иначе мы тут разбрызгаем твоей крови. – Вик приставил пушку к голове Хэрроувэя.

– Простите, я не понимаю, – неуверенно пробормотал Хэрроувэй. Его ноги начали трястись. Вик кивнул неистовому головорезу с ирокезом и татуировками на лице. Тот схватил Милсона, молодого и перспективного геолога-практиканта, и оттащил его от других людей. Остальные вопили и кричали, но обилие оружия кругом удержало их на месте.

Ирокез заставил Милсона встать на колени и прижал дробовик к его голове. Он посмотрел на своего босса в ожидании подтверждения.

– Я говорю правду. Здесь ничего нет – умолял Хэрроувэй. Вик на мгновение посмотрел на него, а затем кивнул своему головорезу. Головорез широко оскалился. Его палец нажал на спуск.

Щелчок. Хэрроувэй вздрогнул. Вик наклонился.

– Следующий выстрел будет настоящим.

Ирокез зарядил патрон в свое оружие и снова прицелился.

– Сюда, я покажу вам. – Хэрроувэй вышел вперед, встав между пиратом и Ирокезом. – Только не надо. Пожалуйста, не надо.

Вик привел Хэрроувэя внутрь перерабатывающего комплекса. На всякий случай за ними последовала парочка пиратов. Ирокез притащил своего заложника. Все они уставились на линию машин, как будто это были какие-то инопланетные технологии.

– Видите, у нас идет процесс очистки, а это значит, что здесь ничего нет. Весь металл перерабатывается.

Орен Вик уставился на один из мониторов. – Ты отдашь нам металл.

– Что? – Хэрроувэй заикнулся на секунду. Он знал, что только что влип. – Здесь нет металла. Но скоро. Когда? Я… на самом деле без понятия…

– Когда? – повторил Вик, подходя ближе.

– Если вы сейчас пообещаете не причинять нам вреда, я скажу. – Хэрроувэй старался не терять лицо. Вик был непреклонен.

– Когда?

– Три месяца.

Бич покинул станцию. Дома и склады были опустошены, но никто серьезно не пострадал. Хэрроувэй был благодарен за это, но он знал, что они вернутся. На разработку плана у него было три месяца.

*  *  *

Ракета наведена на цель. Монитор зажегся, когда сканеры выделили новую ракету. Армитаж бросил беглый взгляд назад, чтобы увидеть ее собственными глазами. Благодаря тридцати годам службы во Флоте ОЗИ он оставался хладнокровным и держал голову ровно. Он сохранил курс и скорость, позволив ей подойти поближе, а затем дал полный газ и увел корабль во вращение, попутно выпустив горсть контрмер.

Трюк сработал. Ракета моментально сбилась с цели, развернулась и направилась прямиком в астероид.

Армитаж ушел от огня противника у себя на хвосте, пока переоценивал ситуацию. Клиент все еще двигался своим курсом. Отряд из шести напавших на них кораблей до сих пор не причинил ему вреда. При такой скорости клиент, один из руководителей MaxOx, доберется до прыжковой точки через двадцать минут и, совершив скачок, уберется с территории враждебной корпорации в безопасное место.

Но все же двадцать минут были большим промежутком времени. Шутки в сторону. – Как обстановка? – Спросил Армитаж по переговорному устройству.

– Все отлично, сэр, – ответил Шен. Он вилял, прокладывая путь через космос и уклоняясь на своем корабле от быстрой стрельбы парочки убийц. Он отключил двигатели, чтобы развернуться, и выпалил ответным огнем. Одному убийце удалось уклониться, но второй оказался изрешечен выстрелами. Его щиты зажглись, рассеивая попадания, после чего замерцали. Это указывало, что они либо истощились, либо их мощность упала до опасно низкого уровня.

Оказавшийся уязвимым убийца отстал от преследования, чтобы набрать дистанцию и восстановить щит. Он развернулся и угодил прямо под 35-мм снаряд, после чего исчез в огненной вспышке. Лотт устремился сквозь обломки корабля. Его щиты отразили разлетевшиеся вокруг кусочки.

– Слишком подло, приятель. Ты стащил у меня отметку о подбитом, – сказал Шен, оглянувшись на своего ведомого, который привлек к себе внимание еще двоих преследователей.

– Щиты перезаряжаются. Самый подходящий момент для уничтожения. – По показаниям на мониторе Лотт оценил положение убийц у себя на хвосте и приметил кое-что. Последний убийца направлялся прямо к клиенту.

– Готовься, Кларк, у тебя гость.

– Взял его, – произнес Кларк своим звучным голосом по переговорному устройству. Его обесточенная модифицированная «Стелла» была пристроена в кластере астероидов, откуда он при помощи установленного на верхней турели ускорителя масс отслеживал убийцу. Он установил дальность детонации и выстрелил. Тяжелые снаряды пронеслись сквозь пустоту. Убийца даже не узнал, откуда пришел удар, когда рядом с ним внезапно взорвался шар шрапнели. Корабль был выпотрошен за считанные секунды.

Его двигатель все еще светился и неконтролируемо уплывал в глубины космоса.

Осталось всего четверо. Один из них все еще гнался за Армитажем, другой сидел на хвосте у Шена, а еще два преследовали Лотта. Убийцы решили, что им определенно нужен другой план. Они разделились и сменили формацию.

– Они перестраиваются. Лотт, заслони клиента. Кларк, прикрывай. Шен, ты со мной.

– Есть, сэр, – быстро ответили Шен и Кларк по очереди.

– Нам нужно сгруппироваться и ударить по ним одним махом, – вступил в разговор Лотт.

– Нет. Доберись до клиента. Ты наша страховка на случай непредвиденных обстоятельств. – ответил Армитаж. Он посмотрел на его корабль. Несколько мгновений Лотт колебался, затем отделился от группы и направился к клиенту.

– Шен, Кларк, мы провернем трюк со стрельбой по мишени, хорошо?

– Будет сделано, сэр. – Шен занял позицию сверху и позади Армитажа. Кларк выпустил инфракрасный маяк в космическую бездну. Дистанционно управляемые двигатели зажглись, чтобы удержать его на месте. Шен и Армитаж увидели появившийся маяк на своих сканерах.

Армитаж сделал широкий разворот, чтобы оказаться позади четырех кораблей убийц, которые направлялись к клиенту. Будучи на позиции, его отряд дал газу и полетел вперед, чтобы зайти на атаку на бреющем. Армитаж и Шен быстро сократили дистанцию до убийц и выпустили залп. Еще до того, как щиты убийц угасли, Армитаж и Шен пронеслись мимо них, создавая вид главных целей.

Убийцы клюнули на приманку. Они разбили строй и ввязались в преследование, рассчитывая сперва с легкостью разделаться с оппонентами, а затем сосредоточиться на основной цели. Армитаж скорректировал курс в сторону маяка, пока Шен отстреливался, повернув свою турель назад. Больше ради эстетики, нежели для нанесения непосредственного урона.

– Сейчас! – скомандовал Армитаж. Кларк выпустил по маяку залп, состоящий из пушечного огня и ракет. Армитаж и Шен прошли мимо маяка, разделились и развернули свои корабли. Это был маневр, к которому они прибегали десятки раз еще со времен службы в эскадрилье Серафим. Прекрасной его особенностью было то, что если противник проглотит наживку, то окажется в тяжелом положении.

Четыре корабля убийц залетели прямо в ловушку. Маяк послужил эпицентром, куда направились все артиллерийские снаряды и неуправляемые ракеты Кларка и взорвались в великолепной вспышке из огня, мощи и шрапнели. Армитаж и Шен открыли огонь по тем кораблям, которые продолжали двигаться.

Несмотря на мощный заслон из артиллерийского огня, убийцы развернулись, чтобы принять бой. Все шло благополучно…

Пока один из убийц не включил форсаж и не вырвался из зоны поражения с нетронутыми щитами и броней. Шен видел, как он направился прямиком к Кларку.

– Кларк, заводи мотор и убирайся оттуда. – сказал он через переговорное устройство. – Лотт, прекращай сопровождение и поддержи Кларка.

Лотт отдалился от клиента и направился на перехват. Шен и Армитаж продолжили вести огонь.

Кларк покинул турель и завел двигатели. Constellation начал медленно набирать скорость. Он скорректировал огонь, пытаясь попасть по приближающемуся убийце, но средства поражения корабля были рассчитаны на непрямую стрельбу и не поспевали за быстродвижущейся целью.

Лотт перевел энергию со щитов на двигатели, чтобы придать им лишнюю мощь. Его корабль загудел, получив дополнительную тягу.

– Осталось пятьдесят секунд, – сообщил Лотт через коммуникатор. Он подготовил орудия и дал компьютеру целеуказания задачу навестись на убийцу, как только тот окажется в зоне досягаемости. Он приглушил передатчик и закричал, как если бы его проклятия смогли выжать из двигателей корабля больше скорости.

Убийца уклонился ото всех атак. Кларк усилил лобовой щит и приготовился принять удар. Он получил именно то, чего ожидал. Убийца выпустил прямо по кабине поток плазмы, лазеров и ракет. Щиты загорелись, полностью затмив Кларку обзор. Корабль тряхнуло. К тому времени, как щит спал, убийца уже скрылся из виду.

Кларк посмотрел на экран. Теперь противник был позади него. Он попытался перенаправить щит, но в тот же момент второй залп ракет врезался в корабль.

Шен услышал взрыв по каналу связи. Армитаж уничтожил последнего попавшего в их ловушку убийцу и развернулся, чтобы увидеть, как разбитый на части Constellation дрейфовал в четыре разные стороны.

В венах Лотта вскипела ярость. Его компьютер целеуказания запищал. Он сорвал свою злость на убийце.

*  *  *

Посадочная зона MaxOx в Стэнтоне была наполнена транспортными средствами службы безопасности.

Армитаж уладил последние детали с помощником клиента, а Шен и Лотт в это время ждали у своих кораблей. Никто из них не проронил ни слова с момента посадки.

Лотт глядел, как клиент побрел в офисы корпорации, попутно поправляя складки на своем костюме. Если битва, в которой погиб Кларк, как-то и задевала его, значит он был лучшим актером во Вселенной, ибо совершенно не подавал виду. Нет, руководитель корпорации относился к ситуации с полнейшим безразличием. Лотт покачал головой в отвращении, затем повернулся в сторону Армитажа, который разговаривал с помощником.

Закончив свои дела, Армитаж пересек парк. При его приближении Шен выпрямился, почти как по стойке смирно. Привычка, которой он никогда не изменял. Лотт сложил руки и ждал.

Армитаж некоторое время стоял молча.

– Причитающиеся вам доли я отправил на ваши счета, – наконец произнес он своим обычным размеренным тоном. Они снова затихли. Тишину нарушали лишь гул от ховеров вдалеке и громкие жалобы диспетчера палубы.

– Это все? – сказал Лотт. – Вот твоя оплата, позвоню тебе, когда появится еще работа?

– Угомонись, Лотт.

– Что ты ожидал услышать от меня? – Армитаж посмотрел на него испепеляющим взглядом командира. – Такая работа. Прими это, пилот.

– Такая работа? – рассмеялся Лотт. – Да, я понял. Однако вот вой вопрос, сколько ты с них потребовал?

Армитаж молчал. Он терпеть не мог разговаривать о кредитах. Это стало противным побочным продуктом от занимаемой им должности командира после окончания службы.

– Я потребовал столько, сколько мы обговаривали ранее.

– Вот почему они называют это переговорами о пересмотре. Мы согласились на такую сумму за миссию по эскорту с низкой опасностью. Это именно они не стали упоминать о том, что за клиентом охотился отряд наемников.

– Я дал им слово.

– Твое слово? – шокированный Лотт посмотрел на Шена. – Ты думаешь, что этому управляющему латиносу есть дело до твоего слова? Готов поспорить, он сейчас смеется над ним. Он кинул тебе подачку в качестве оплаты, а ты благодаришь его за это.

– Лотт, пойдем. – Шен попытался встать между ними двумя.

– Послушай меня, малец, – Армитаж подошел к Лотту поближе, пожирая того взглядом. – Твое слово – это все, что у тебя есть. Все остальное: деньги, корабли, слава – это шум. Они не значат ничего в том случае, если на тебя нельзя положиться.

– Скажи это жене Кларка, – решительно ответил Лотт. – Посмотрим, сочтет ли она, что твое слово стоило его жалкой доли кредитов.

Лотт умчался в бешенстве и залез в свой корабль. Шен собрался пойти вслед за ним.

– Не надо, – сказал Армитаж. Шен остановился. – Дай ему остыть.

*  *  *

Шен отключил двигатели на посадочной площадке комплекса. Он забрал свое снаряжение со склада и направился в свою квартиру. Он открыл дверь, и пыль закружилась в затухающем солнечном свете. В квартире включилось электричество, когда его ключ коснулся сканера. Свет вспыхнул, и его яркость установилась в соответствии с предварительно заданными параметрами. В рамках появились картины. Если не считать старенького дивана, видеомонитора и пары не сочетающихся друг с другом стульев, квартира была пуста. Вот уже почти три года как он ставил перед собой цель – заняться наконец декорированием помещения.

Он бросил сумку у дивана и направился на кухню. С бутылкой и стаканом он прошел мимо одной из рамок на стене. Она медленно крутила слайд-шоу из фотографий со службы.

Он поставил на паузу на групповом снимке эскадрильи Серафим. Когда-то она состояла из пятнадцати пилотов, но сейчас от былого состава остались лишь он, Армитаж и Лотт. Каждый раз, когда он смотрел на фото, он чувствовал себя все более и более оторванным от этого момента. Все они выглядели такими молодыми, гордыми, подающими надежды. Что стало теперь… он даже не знал.

Шен вышел на улицу и направился к складу. Снаружи теплело. Он открыл дверь, за которой располагался самодельный гараж. Под покрывалом стоял гоночный корабль, который он пытался восстановить.

Он поставил бутылку на землю, отстранился от своей подавленности и принялся за работу.

*  *  *

В то время, как солнце опускалось за горизонт, мега-город Титус кишел жизнью. Это был час-пик, и плотные линии ховеров освещали полетные трассы подобно неоновым венам.

Квартира Лотта была темной, за исключением временами проникавшего туда света от фар. Он пристально глядел на пол в полной тишине, полностью игнорируя панораму за окном.

Тяжелые удары басовитой музыки начали проникать в квартиру с верхнего этажа. Наконец, Лотт поднял взгляд, а затем повернулся к окну. Куда бы он ни смотрел, повсюду снаружи он видел жизнь в движении. Сотни тысяч людей суетились, нервничали, смеялись…

Он ничего к ним не чувствовал.

И это было в новинку.

*  *  *

Жена Кларка не кричала и не бросалась вещами. Казалось, что-то в ней щелкнуло. Она вообще едва отреагировала на новость и лишь поблагодарила Армитажа за то, что он лично рассказал ей о случившемся и убедился, что она получила причитающуюся Кларку долю. Ее голос был пустым и монотонным. Несколько минут они сидели в тишине, затем Армитаж ушел. Ее глаза так и не покинуло оцепенение, даже когда он закрыл за собой дверь.

Весь полет до дома он старался не думать о смерти Кларка. За годы он потерял дюжины мужчин и женщин под своим командованием. И каждый раз он оправдывал себя, что их жизни не были потрачены впустую. Они все погибли с какой-то целью. Они погибли с честью. Но на этот раз что-то нарушило ход его мыслей и обнажило бреши в его суждении.

Армитаж сменил курс, чтобы сделать остановку на перевалочном узле. Тишина и одиночество космоса одолели его, и ему нужен был отдых. Он быстро посадил корабль и погрузился в плеяду магазинов, шума и людей. Он плелся мимо различных дальнобойщиков, карманников и наркодилеров, пока не нашел местный бар. Согласно отзывам посетителей, в «Грязном единороге» подавали такие же грязные напитки и несвежую еду. Вероятно, это заведение подойдет.

Армитаж нашел свободное место за баром между каким-то облаченным в броню подонком и, как он предположил, теваринским наркодилером. Когда Армитаж сел, теваринец повернулся к нему.

– Ты коп? – спросил он. Его рот подергивался. Армитаж свирепо посмотрел на него. – Есть немного Неона, хочешь?

Предположение подтвердилось.

– Нет. Заговоришь со мной еще раз, и я заставлю тебе замолчать, понял? – Армитаж привлек внимание бармена и быстро получил выпивку. Теваринец пересел подальше.

– Также есть свежий десерт, если желаете. – Бармен кивком указал на витринный шкаф рядом с окном на кухню.

– Только выпить. – Армитаж устроился на своем стуле и положил голову на руку. Какофония звуков пошла на пользу. Погружение в цивилизацию помогло прогнать неуверенность в себе.

Спустя три рюмки он почувствовал, что достаточно восстановил силы, чтобы проверить сообщения. МобиГлас соединился с системой Узла и предоставил ему доступ в сеть. Несколько личных сообщений от далеких родственников, целая куча рекламы, но также здесь было несколько записей от контакта службы безопасности Серафима.

Одно из них привлекло его внимание.

*  *  *

Спустя две недели Армитаж ожидал в посадочном доке. На южном полушарии Веги II как раз наступала осень, что делало приливные водоемы особенно активными. Леденящий ветер дул над поверхностью воды.

Модифицированный Hornet Шена промчался мимо, сделал круг и приземлился. Как только отключились двигатели, он спрыгнул на палубу. Каждый из них независимо связался с Лоттом, но никто не знал, появится ли он.

– Как вы, сэр? – спросил Шен, когда пересек платформу. Они пожали руки.

– Хорошо. Отдохнул немного?

– Чуть-чуть, – ответил Шен. – А вы?

– Ты знаешь меня, сынок. Никогда не было на это времени.

Шен кивнул. Они прошли к краю посадочного дока. Шен любовался видом, пока Армитаж изучал небо. Вполне предсказуемо они увидели, как прожилка света пробилась через атмосферу планеты и направилась в их сторону. Лотт приземлился рядом с кораблем Шена. Он вылез из кабины и со все еще мрачным выражением лица подошел к ним.

– Рад видеть тебя, приятель, – сказал Шен с ухмылкой на лице.

– Да, я тоже. – Лотт кивнул ему, затем Армитажу. – Итак, что за дело?

– Следуйте за мной. Мы разберем детали, – сказал Армитаж и повел их к небольшому домику, который выполнял функцию местного отеля и прибежища. Он передал Шену и Лотту ключи от их комнат, провел из наверх и подошел к двери своего номера.

Армитаж отпер дверь.

– Хорошо, парни. Я хочу, чтобы вы познакомились с мистером Хэрроувэем.

Хэрроувэй встал, когда они вошли внутрь. Он кивнул Шену и Лотту.

– У мистера Хэрроувэя есть для нас работа, – произнес Армитаж с улыбкой. Они переглянулись, желая знать, чего же этот ученый лоб может хотеть от них.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Перевод: H_Rush

Оригинал можно найти в Jump Point за январь 2013 года.

Источник: https://star-citizen.ru

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Расписание на неделю

Расписание на неделю

Привет всем. На этих выходных прошли парады и массовые собрания граждан в честь празднования Дня Императора, посвященного формированию объединенного планетарного правительства и общей цели – обеспечить светлое будущее для каждого. И хотя Парад в честь Независимости подошел к...

Star Citizen: UENN — “Сливы” Hull C, Шиан и Kingship | p.3.5.1

Star Citizen: UENN — “Сливы” Hull C, Шиан и Kingship | p.3.5.1

Информация от Сичеслава https://youtu.be/1qSN_WVV2Qk

2847 Регата в Tohil

2847 Регата в Tohil

Хасинто откликнулся первым. Когда капитан Игги Декарло услышал сигнал бедствия, он не колебался ни минуты, капитан немедленно приказал установить курс на остров Амидон. Приказ ошеломил его команду. Хасинто в настоящее время возглавляет регату Тохил (Tohil), и отказ от курса нанесет...

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.