ПРИЗРАЧНАЯ НАГРАДА. ЧАСТЬ 3

­

Призрачная награда. Часть 3

Читать часть 1 и часть 2.

За авторством Отума Кэлквиста

Мила и Рис долгие месяцы преследовали Призрака. Они потратили на это практически всё до последнего кредита, приложили все усилия, чтобы найти ее и получить награду.

И вот наконец Призрак стояла перед ними, прикованная наручниками внутри тюремной капсулы. Миле следовало ощущать восторг, но она чувствовала лишь потрясение.

Эвони Салинас. Мила перестала называть себя Эвони еще десяток лет назад, однако Призрак знала ее настоящее имя. А лицо Призрака выглядело так же, как лицо ее бывшей лучшей подруги Кейси Фан, которая была убита десять лет назад.

Невозможно, но факт – террористка, совершившая нападения на все те лаборатории Phan Pharmaceutical, являлась дочерью основателя компании. И она не была мертва. Вот она, живая.

Мила переминалась на месте, не отрывая глаз от Призрака. Рис дотянулся и взял ее за руку, чтобы успокоить.

– Но ведь ты должна быть мертва, – прошептала Мила.

Кейси сглотнула и перевела взгляд на стену у них за спиной. – А ты должна быть на Терре.

– Ты… чуть не убила меня.

На лице Кейси вспыхнули эмоции, которые Мила никак не ожидала увидеть. Беспокойство. Сожаление.

– Клянусь, я не знала, что это ты. Тебе не нужно было преследовать меня.

Рис встал перед Милой, перегородив ей вид на Кейси, и попытался закрыть капсулу.

– Стой, – скомандовала Мила.

Рис незамедлительно отреагировал. – Она террорист, Мила.

– Мне нужно поговорить с ней.

Рис остановился и отошел назад, переминая челюсть. – Мы не можем тут оставаться. Мы как сидячие утки. – Он посмотрел на Призрака. – Ты просила кого-нибудь встретиться с тобой?

Кейси сомкнула губы и не стала отвечать.

Мила сжала руки в кулаки. – Все думают, что ты мертва. Как тебе… и теперь ты нападаешь на лаборатории своего отца, убивая людей?

Ноздри Кейси расширились. – Все не так. Я расскажу тебе. Но пусть он уйдет. – Она указала на Риса. – Я его не знаю.

Рис прерывисто засмеялся. – Сегодня ты пыталась убить нас три раза. Это в некоторой степени рекорд. И теперь ты хочешь рассказать Миле какую-то жалостливую историю в надежде, что она освободит тебя? О, этого не будет.

Кейси встала неподвижно, когда Рис принялся осматривать ее скафандр в поисках чего-то, что она могла скрывать.

Внутри Милы бушевали противоречивые эмоции: гнев сражался с облегчением. Как, чёрт возьми, Кейси может быть жива? Она видела доклады о ее смерти, она была на похоронах. Собственно говоря, это была государственная церемония, на которой присутствовали все высокопоставленные чиновники Терры.

На Миле тогда были надеты полностью черное длинное платье и Терранская шляпа с широкими полями. Она прикрывала лицо и плакала все время, пока отец Кейси произносил траурную речь. После этого ее мать ежедневно оставалась рядом и помогала ей преодолеть горе. Мать всегда поддерживала ее до того момента, пока она ни бросила свою семью и ни решила стать охотником за головами.

И все это началось со смерти Кейси. Кейси Фан должна была быть мертва.

Мила поймала взгляд Кейси. Этот… этот человек перед ней не мог быть ее подругой. Может это какая-то уловка?

Рис закончил обыск Кейси, но ничего не нашел. Он ударил кулаком по кнопке капсулы, и дверь с легкостью захлопнулась, вновь заперев Кейси внутри.

Когда раздался звуковой сигнал, указывающий на срабатывание дверного замка, Рис повернулся к Миле. Он провел рукой по ее каштановым волосам, отчетливо стараясь осмыслить сложившуюся ситуацию. Он покачал головой.

– Смотри. Мы убираемся отсюда и возвращаемся обратно в Тевистал, чтобы передать ее Адвокаси. Сейчас мы слишком уязвимы, если вдруг она позвала на помощь.

Мила кивнула. Она бросила беглый взгляд на капсулу и сквозь стеклянную панель увидела верхнюю часть головы Кейси. Голова находилась низко, поэтому выражение лица было не разглядеть.

Как такое может быть?

У Милы мутило в животе, пока она вслед за Рисом возвращалась обратно в кабину. – Пожалуйста, веди ты. Мне сейчас нехорошо.

Рис занял место пилота и завел двигатели. Он отвел их подальше от грузового судна, пролетев мимо Катласса Кейси и сквозь парящие на этой свалке обломки.

Мила включила сканер в поиске следов активности других кораблей, но ничего не нашла. Либо сканеру мешали обломки, либо они действительно были тут одни.

Они с Рисом сидели в напряженном молчании до тех пор, пока не добрались до границы свалки. На их сканере появилось несколько кораблей, но все они были пристыкованы к ближайшей платформе, Септе. Ни один корабль не направлялся в их сторону.

– Адвокаси захотят вернуться и обыскать ее корабль.

– Я записала координаты, – сказала Мила.

Они вылетели на открытое пространство, и тяжесть от недавнего разоблачения повисла в воздухе между ними.

Мила сделала глубокой вдох.

– В Тевистале ты спросил меня… спросил, почему я не могу отказаться от этого задания?

Рис кивнул, но ничего не ответил.

Мила выдохнула и откинулась на спинку кресла, стараясь не думать о запертой позади них Кейси. – Мы с Кейси действительно были близки. Мы выросли вместе. Мой отец владел компанией производителем компонентов, а ее отец – фирмой, занимавшейся биотехнологиями. Они вели дела вместе. Наши семьи проводили много времени вместе. Я думала, что знаю ее. – Голос Милы задрожал, но она заставила себя продолжить. – Когда мне было шестнадцать, Кейси пропала. В конечном итоге ее тело нашли где-то в другом мире – она была убита. Ее отец бросил все свои ресурсы сначала на поиски дочери, а затем на выслеживание убийцы. Но им так и не удалось ничего разузнать. Я думала, ее похитили или выманили с планеты. Я бы не поверила, что она просто возьмет транспорт и улетит с планеты, не сказав мне, куда.

– Получается, все верили в ее гибель.

– Да, верили. И я верила. – Мила повернулась к Рису и крепко сжала подлокотник его кресла. – Смерть Кейси десять лет назад послужила для меня причиной заняться охотой за головами. Пускай я и не могла добиться правосудия для Кейси, но могла сделать это для других. Когда я ушла, моя семья фактически отреклась от меня. А когда несколько месяцев назад неизвестный террорист снова стал нападать на Phan Pharmaceuticals… это пробудило во мне все старые чувства. – Глаза Милы горели, и она всячески старалась не заплакать. Но ей это не удалось. – Убийце Кейси удалось уйти, но теперь кто-то другой охотился на семью Фан. И на этот раз я действительно могла что-то с этим поделать.

Рис остановил корабль и позволил ему свободно дрейфовать дальше. Он расстегнул ремни и наклонился к Миле, чтобы вытереть слезы с ее щек.

– Спасибо, что рассказала мне.

Мила тоже расстегнула ремни и встала. Рис поднялся вместе с ней и обнял ее, но от этого она расплакалась лишь сильнее. Она сдалась, позволив ему держать ее некоторое время, но затем взяла себя в руки и вытерла глаза.

Она отошла от Риса и выдохнула. – Мне нужно поговорить с ней. Я не могу передать ее Адвокаси, не узнав перед этим правду. Я должна понять, что произошло.

Рис прищурил глаза. – Я не доверяю ей. Она опасна. Должен напомнить, что это не та подруга, с которой ты вместе выросла. Она может рассказать что угодно, чтобы добиться твоего расположения.

– Я знаю, знаю. Я просто…

– Я останусь здесь… Я могу подслушивать, если ты хочешь.

– Нет. Она сказала, что хочет поговорить наедине. Ты доверяешь мне?

Рис дотронулся до ее лица, стерев последние слезинки. – Ты ведь знаешь, что да.

Мила слабо улыбнулась ему и направилась к раковине, чтобы привести себя в порядок. Она не могла позволить Кейси увидеть, насколько сильное впечатление произвела на нее эта встреча. Рис был прав. Теперь Кейси была террористом. Она подстроила свою собственную смерть. Такие поступки были характерны для социопата, как минимум. Но ей по-прежнему нужно было услышать историю Кейси.

*  *  *

Мила ввела код разблокировки капсулы и отшагнула в сторону, когда дверь распахнулась. Кейси посмотрела на нее мутным взглядом, а затем расправила плечи.

– Я хочу поговорить, – сказала Мила.

Кейси прищурилась. – А где тот парень? Мне нужны доказательства, что он не подслушивает.

– Нет. Придется поверить мне на слово, иначе я закрою капсулу. У тебя не будет другой возможность поговорить.

– Повисшее в воздухе напряжение можно было буквально ощутить, и по спине Милы пробежала струйка пота.

Наконец Кейси уступила и неловко кивнула.

Мила выдохнула. – Почему ты подстроила свое убийство?

Взгляд Кейси смягчился от того, что она увидела на лице Милы, но это снова вывело ту из себя. Может ли социопат выказывать эмпатию? Или же она снова претворялась?

– Все было не так, – сказала Кейси. – Поверь… мне не давала покоя мысль, что любимые люди считали меня мертвой. Но так было лучше и безопаснее для всех вовлеченных в это дело.

– Объясни.

– Ты сейчас везешь меня к Адвокаси? Как далеко мы уже улетели?

Мила сделала шаг вперед и ткнула пальцем в грудь Кейси. Та отступила назад. – Нет. Я задаю вопросы. А ты отвечаешь. Что с тобой произошло?

Кейси облизала губы. – Прямо перед моим… исчезновением… я обнаружила кое-какие детали. О делах компании моего отца. Запрещенные биологические эксперименты над людьми. И чем глубже я копала, тем ужаснее становились подробности. Он занимался производством биологического оружия, Эвони.

– Мила. Теперь меня зовут Мила. И ты лжешь. Если бы твой отец был замешан в таких вещах, ОЗИ давным-давно прикрыла бы его бизнес.

Кейси грубо усмехнулась. – Здесь так много всего скрывается под поверхностью. Всё это время они платили людям, чтобы хранить информацию в тайне. ‘Законопослушные’ граждане занимаются ничуть не менее грязными делами, чем люди, на которых вы охотитесь. Но я полагаю, ты теперь смотришь на вещи иначе. В том смысле, что ты теперь охотник за головами. Как это случилось?

Милу наполнила ярость. «Я сделала это ради тебя.» Внезапно она осознала, что больше не может смотреть на Кейси. Она подняла руку, чтобы закрыть капсулу.

– Подожди, – сказала Кейси. – Хорошо. Можешь мне не верить, но я расскажу тебе всё.

Мила отвела руку от кнопки. – Хорошо. Говори.

– Я услышала разговор моего отца по личному каналу… Он говорил об экспериментах и избавлении от улик. Это напугало меня. Поэтому я залезла в его мобиГлас и нашла там то, чего больше всего боялась – ужасные холодные отчеты. В результате я добыла доказательства, но не знала, к кому мне с ними обратиться.

– Мы были близки. – Слова Милы прозвучали как обвинение. – Почему ты не рассказала мне?

– Я испугалась, что ты пойдешь к своим родителям. Знаешь, какой долей акций Phan Pharmaceuticals они владеют? Они бы захотели скрыть улики, прямо как это сделал мой отец. Когда он застал меня копошащейся в его делах, он так сильно разозлился, что его вина стала для меня очевидной. Мне нужно было найти способ остановить его… но как я могла заложить ОЗИ собственного отца?

– Очевидно, ты не возражала против подрыва его предприятий вместе с рабочими.

– Я не… – Кейси покачала головой в смятении. – Просто послушай. Я посетила несколько встреч, направленных против деятельности фармацевтических компаний. Там я встретила парня, который называл себя Деш. Он сказал, что вместе с некоторыми другими участниками тайно работал над решением, как остановить фармацевтические корпорации, замешанные в грязных делах. Я созналась, что обладаю важными сведениями о компании, и он пообещал, что если я предоставлю ему доказательства, он со своими друзьями сможет прекратить ее деятельность. Он сказал, что никто не пострадает.

– Серьезно? Ты думаешь, я в это поверю? Ты реально была настолько глупой?

Кейси сморщила лицо в сожалении. – Мне было шестнадцать.

– И что происходило на этих встречах? Что случилось с Дешем?

– Он попросил меня передать ему доказательства, чтобы он встретился с другими участниками. Мы сели на разные транспортные корабли и встретились за пределами планеты. Но с этого момента все пошло наперекосяк. Он привел меня на корабль, ожидавший где-то на краю системы, и там я узнала, что он был частью ЛПВ.

– «Люди Превыше Всего». Да, я знаю их. Горстка безумцев, верящих в теории заговора. Но в контракте на тебя о них нигде не упоминалось. Ты работаешь одна. И их группа было небольшой и просуществовала недолго. О них уже много лет ничего не слышно.

– Ошибаешься. Они просто получили хорошее финансирование и стали лучше заметать следы.

– Так что же случилось? Ты просто… подстроила собственную смерть и присоединилась к ЛПВ?

Кейси расстроено покачала головой. – Не совсем. К нам внедрились двое агентов Адвокаси. Деш устранил обоих, но перед этим они успели передать на Терру наше изображение. Мы убрались оттуда, но вернуться обратно на Терру я уже не могла.

Это должна была быть тщательно продуманная ложь, но как иначе она объяснила бы исчезновение своей мертвой 16-летней подруги с Терры? Той, что спустя десять лет станет террористом.

– ЛПВ взяли меня с собой, – продолжила Кейси. – Они помогли мне исчезнуть. У них на Терре всё ещё оставались свои люди, и они рассказали, что мой отец скрыл правду… Он выставил всё так, как будто я стала случайным свидетелем, которого убили во время перестрелки. Он приложил все усилия, чтобы мое имя не было связано с ЛПВ. И твоя мать помогла ему замести следы, Эв.

У Милы участился пульс, и она покачала головой. – Нет. Нет, моя мать не пошла бы на такое.

– Пошла. – Голос Кейси стал язвительным. – Помнишь, мой отец в том году баллотировался в Сенат Терры? Он не мог позволить всплыть информации о том, что меня видели с террористами.

Мила сжала губы и уперлась рукой в стену, чтобы сохранить ровное положение. Ее мать. Скрывала правду. Она почувствовала внезапное ошеломление. Это просто отвратительно. У ее матери, как председателя правительственного совета бюджетного комитета, были важные связи. Если она являлась частью этого заговора…

– ЛПВ защищали меня, – снова заговорила Кейси, прервав размышления Милы. – Они предоставили мне новую личность. Вскоре я узнала, что они уничтожили предприятия, где проводились нелегальные эксперименты. Они освободили тех подопытных, кого еще можно было спасти. У нас были спонсоры как в пространстве ОЗИ, так и за его пределами. Они помогали финансировать нашу миссию. Казалось, что ЛПВ совершает правильные поступки.

– Похоже, ты гордишься собой. – Поднялся голос Милы. – Гордишься быть террористом. Сколько людей ты убила?

– Я не убивала. – Кейси дернула свои оковы, как будто хотела взмахнуть руками и попросить Милу поверить ей. Выражение отчаяния пробежало по ее лицу. – Что бы они ни говорили обо мне, это всё ложь. Я пробиралась внутрь, забирала товары, уничтожала лаборатории, после чего покидала предприятия. Я не убийца.

– Ты чуть было не убила нас. Ты заложила бомбу в хостеле.

Сквозь отчаяние Кейси пробилась горестная улыбка. – Но он же был пуст перед тем, как там появились вы?

Мила прищурила глаза и не ответила.

Кейси кивнула. – Там не должно было быть людей. Я заплатила одному парню, чтобы он предупредил всех жильцов. Не моя вина, если кто-то из них остался.

– Значит вот как ты успокаиваешь себя ночами. Просто врешь сама себе. Оправдываешь все свои нехорошие дела.

Кейси замолчала и отвела глаза. – Нет. Я делаю то, что должна. Разве не все так поступают?

– Зачем ты вообще рассказываешь мне всё это?

– Ты хотела знать.

– Если ты думаешь, что это заставит меня освободить тебя…  ты ошибаешься. Адвокаси будут судить тебя за твои преступления. Тебе придется ответить за принятые решения.

Глаза Кейси расширились. – Слушай, мои поступки вероятно спасли миллионы, а может даже миллиарды жизней. Знаешь, что было в тех разрушенных мной лабораториях? Она работали над созданием биологического оружия, которое могло бы уничтожить целые миры. Целые миры, Эв. Мой отец долгие годы играл с огнем, и мы наконец-то получили необходимую информацию и финансирование, чтобы нанести удар. Если бы я не разрушила эти лаборатории, это сделал бы другой агент ЛПВ. Но выживших в таком случае могло бы остаться куда меньше. Он мой отец. Я несла ответственность за его преступления. Но… то задание было последним. Я больше никогда не стану работать на них. Ты должна поверить мне.

– Я не верю. Естественно ты скажешь, что это было твое последнее задание.

– Я как раз собиралась поставить на этом крест. ЛПВ не дает своим членам просто так покинуть организацию… если ты с ними, ты с ними навсегда. Я направлялась на встречу с одним контактом, кто собирался тайно переправить меня на территорию Шиан. Если ты позволишь мне уйти сейчас, ты больше никогда обо мне не услышишь. Но мне придется отправиться туда, где они тоже не смогут меня найти.

Мила долго молчала, затем наконец посмотрела Кейси в глаза. – Ты была моей лучшей подругой. Я бы сделала всё, чтобы помочь тебе.

– Ты можешь помочь мне сейчас.

– Нет. Теперь ты проблема Адвокаси.

На лице Кейси отобразился неподдельный страх. – Адвокаси не защитят меня. Как только меня возьмут под арест, я стану помехой для ЛПВ. Проблемой, о которой им придется позаботиться. Есть причина, почему об этой организации так мало известно. Даже если они не расправятся со мной, это сделает мой отец.

У Милы сжалось в груди, и она обнаружила, как повторяет слова, произнесенные Рисом в Тевистале.

– Всегда есть выбор. Всегда. Твой оказался неверным. Я прослежу за тем, чтобы тебя доставили в безопасную колонию.

– В таком случае мне нужно предупредить тебя. Если мне удастся дожить до суда… я сделаю всё возможное, чтобы разоблачить отца. Твоя мать сфабриковала мою смерть, так что не могу обещать, что она не станет жертвой. После этого… если мой отец не убьет меня, это сделает ЛПВ. Если ты передашь меня правосудию… ты будешь в ответе за всё это.

Мила рассвирепела. – Это угроза? Нет! Ты и только ты ответственна за всё это. – Мила ударила кулаком по кнопке капсулы, и дверь захлопнулась, издав писк перед срабатыванием замка. Мила, тяжело дыша, побрела обратно в кабину.

Рис поднял брови в ожидании, что она заговорит.

– Ты был прав. Она врет. Каждое ее слово было ложью, и она просто хочет, чтобы я освободила ее.

Рис прищурился и принялся с беспокойством разглядывать лицо Милы. Он взял ее за руку. – Ты в порядке?

– Все нормально, – ответила Мила, стараясь пересилить огромный ком в горле.

– Ты просто должна помнить… здесь у нас не твоя подруга. Это кто-то другой.

– Я знаю. Давай просто отвезем ее обратно в Тевистал.

*  *  *

Мила и Рис пристегнулись и проложили курс до планеты, которую лишь недавно покинули. Мила оставила сканер работать.

– Я просто без сил. – Мила откинулась на спинку кресла. Они не спали уже почти 24 часа.

– Рухнем в койку как только передадим ее законникам. – В ответ Мила что-то уклончиво пробурчала.

– Не хочешь поспать, пока я веду? Судя по виду, тебе это придется очень кстати.

– Ох, спасибо, но нет. Думаю, я не смогу заснуть, даже если очень этого захочу.

– Ты действительно в порядке?

Мила распустила свои длинные каштановые волосы и провела по ним пальцами. – Честно? Нет.

– Я готов услышать, что она сказала тебе, если ты решишь поделиться этим.

– Именно то, о чем ты и говорил. Заявляла, что не была плохим террористом, что бы это ни значило. Сказала, что ее отец занимается… незаконным тестированием. Сказала, что работает с ЛПВ – этими безумцами из «Людей Превыше Всего». – Мила сжала губы. Она не осмелилась рассказать о тех вещах, в которых могла быть замешана ее собственная мать.

Рис помял свою челюсть. – Итак, Кейси – это лишь прикрытие для чего-то большего, а ее отец такой же мерзавец, как и она сама. Но за десять с лишним лет никто во всей Империи не догадался об этом. – Он покачал головой. – Ну, Адвокаси разберутся, что с ней делать. Это не наша работа.

– Да, я знаю.

Мила думала о маленькой девочке, с которой они были подругами. Тощая и миниатюрная. Ее длинные черные волосы всегда завешивали ее умные глаза. – Я не понимаю.

– Люди меняются.

– И всё же с тех пор, когда мы были детьми… Когда нам было по двенадцать, в школе с нами училась одна девочка, Лия. Она была из очень обеспеченной семьи, которая проводила всякие нелепые вечеринки в своем особняке. Они готовили игры, дорогие призы, аттракционы, что обычно можно встретить на ярмарках. Это было безумно. Мы все дружили с ней… пока я однажды нечаянно не оскорбила ее в Академии. Так что меня одну не пригласили на очередную вечеринку. Тогда Кейси при всех заявила, что она больше не будет водиться с Лией, и мы с ней всю ночь провели дома, смотрели старые видео в нашей комнате. Она всегда совершала подобные поступки ради близких ей людей. Всегда была так… преданна. Это просто не сходится с реальностью.

– Просто не может быть хорошего оправдания тому, что она совершила.

Между ними повисло долгое молчание. Разум Милы всячески отказывался мириться с фактом, что Кейси, которую она знала, и Кейси, которая была заперта в капсуле на борту «Деваны», это один и тот же человек.

История, которую рассказала Кейси… об обнаружении подпольных исследований, о решении собственноручно всё исправить… соответствовала духу той прежней Кейси. Из-за этого Мила начала сомневаться… во всем. И тот факт, что она поддалась сомнениям, напугал ее. В этой работе не было месту сомнениям.

– Что если Кейси говорит правду? – проговорилась она. Рис застыл в своем кресле. – Тогда мы позволим Адвокаси решать, – сказал он осторожно. Он посмотрел в ее сторону и внимательно изучил ее лицо. – Мы выполняем задание. Правильным решением будет передать ее властям. Если они решат, что она говорит правду, компетентные органы разберутся в ситуации. Мы с тобой отвлечемся от всего этого… возьмем перерыв. Таков ведь был план, верно?

– Да, – быстро ответила Мила.

Спустя несколько неудобных минут Рис решил прочистить горло. – Знаешь, ты никогда прежде так много не рассказывала о своем прошлом.

– Ты охотник за головами, – ответила Мила, довольная тем, что они сменили тему. – Неужели ты не изучил мою биографию перед тем, как мы начали сотрудничать?

Рис самодовольно улыбнулся, хотя за его улыбкой не скрывалось никакой радости. – Ага. Ты проделала хорошую работу, подчищая хвосты о себе. Эвони, да?

Мила вздрогнула. – Да. Моя семья вроде как отреклась от меня, когда я присоединилась к гильдии. Не такой жизни они желали своему ребенку. Я решила начать всё сначала, взять свое второе имя.

– У каждого из нас есть своя история… и многие из нас выбирают пусть охотника за головами, чтобы оставить прошлое позади. Я прислушался к своему внутреннему голосу насчет тебя. – Рис встретился с ней глазами, и она смогла увидеть в его взгляде открытое доверие. – И я знаю, что принял верное решение.

Мила улыбнулась, и на остаток путешествия до Тевистала они погрузились в молчание.

Рис доверял ей.

Но могла ли она доверять самой себе?

*  *  *

Язва в животе Милы стала еще больше, когда Рис приземлился в доках Тевистала. Он связался с обслуживающей бригадой и потратил последние их кредиты на качественный ремонт лобового стекла и замену маневрового двигателя.

– У меня как раз хватит денег, чтобы нанять ховер, – сказал он Миле, когда вывел на экран адрес офиса Адвокаси и список работающих там агентов. – Мы не можем рисковать и передавать данные о местонахождении Призрака. Я знаю этого агента, – сказал он, указывая на одно имя из списка. – Я раньше уже работал с ним, и я доверяю ему. Я лично встречусь с ним, тогда мы сможем передать им Кейси. После этого мы получим нашу награду и уберемся отсюда.

Мила кивнула, и Рис направился обратно в их личные покои, чтобы переодеться и захватить свое снаряжение. Мила крепко сжала руками колени и принялась смотреть, как рабочие снаружи приступили к ремонту их лобового стекла.

«Я могу сделать это. Я могу передать Кейси агентам.»

Мила встала, когда Рис направился в ее сторону.

Она посмотрела на его взволнованное лицо и опустила пандус впереди. Ей стало интересно, как выглядело ее собственное лицо в тот момент. Рис огляделся вокруг и наклонился, чтобы поцеловать Милу. Она ответила взаимностью, получив удовольствие от его тепла и пожелав, чтобы доверие и преданность Риса стерли ее сомнения насчет Кейси.

Он крепко обнял ее. Она прислушалась к биению его сердца под рубашкой, и от этого внутри нее расцвело новое чувство страха.

Она не хотела, чтобы он уходил, но он наконец отодвинулся. – Я скоро вернусь вместе с агентами. Не позволяй никому входить в корабль.

– Не позволю.

– Всё будет хорошо. – Рис еще раз нежно поцеловал ее, а затем развернулся, сошел с пандуса и направился в доки.

Мила подняла пандус и вернулась в кресло второго пилота, не позволив себе даже взглянуть на капсулу, где была заперта Кейси.

Никогда прежде ей не было настолько трудно передавать преступника властям. Тем не менее, раньше она никогда и не была лично знакома с пойманными преступниками. Хорошо, что этим занимался Рис. Она бы не смогла.

Он верил в нее, всецело. Но теперь это была ее жизнь. И ей нужно было делать свою работу.

Но…

Мила включила мобиГлас и вошла в местную сеть. Она принялась искать новостные статьи десятилетней давности, посвященные Оуэну Фану и смерти Кейси Фан.

На первом изображении был Оуэн Фан во время своей провальной предвыборной кампании в Сенат. Оуэн стоял вместе с Линн, матерью Кейси, на благотворительном мероприятии. А рядом с ними были родители Милы. Ее сердце замерло. Ее мать стояла между отцом и Оуэном. Она просмотрела еще десятки изображений, и на более чем половине из них их родители были рядом с семьей Фан. Если Кейси говорила правду, то ее показания уничтожат обе семьи.

И если это правда, то значит ее собственная мать лгала ей. Позволяла ей оплакивать подругу, хотя на самом деле Кейси не была мертва. Мила сделал глубокий вдох и пустила весь свой гнев на размышления.

Она искала статьи о смерти Кейси.

«НаследницаPhanPharmaceutical найдена мертвой далеко за пределами планеты»

Мила десятки раз читала этот заголовок. Кейси сама отправилась в путешествие. Кто-то убил ее. Она просто оказалась не в том месте и не в то время. Убийцу так и не нашли. Семья потрясена гибелью. Новых улик нет. Дело закрыто.

Мила ввела новый запрос.

«PhanPharmaceutical, запрещённое биологическое оружие»

Появилось более тысячи результатов. Мила быстро пробежалась по ним – в основном это были пиар-публикации Phan Pharmaceutical, где компания акцентировала внимание на большом объеме проделанной работы, чтобы остановить создание биологического оружия. Спектрум никак не приближал ее к цели. Ей нужно было забраться глубже. Она переключилась на другой пользовательский профиль, который создала специально для таких редких случаев, и принялась проверять темы.

Сообщения появились за считанные секунды.

«Незаконные подопытные.»

«Доказательства разработки биологического оружия.»

«Подозреваемые предприятия.»

У Милы подступил ком к горлу. Она изучила документы, загруженные кем-то под псевдонимом “DarkStar”. В списке были перечислены все предприятия, на которые, как полагается, Призрак совершила нападения в течение последних нескольких месяцев. Почему Мила не подумала провести такое расследование раньше? Она была так сосредоточена на выслеживании Призрака, что отбросила любую вероятность того, что какие-то действия Phan Pharmaceuticals могли спровоцировать все эти атаки.

Но никакие причины не могут служить оправданием для терроризма.

Другой пользователь опубликовал документы, где заявлялось, что исследовательский центр Phan на Гене вовсю занят разработкой психотропного оружия. Это было третье по счету предприятие, на которое напала Призрак.

Мила достала другие документы. Заметки для внутреннего пользования с логотипом Phan Pharmaceuticals. Восстановленные исправленные отчеты. Отсылки к проекту ILIOS. Мила бегло пролистала их; ее сердце колотилось от волнения.

«100% смертность»

«Быстро распространяется при физическом контакте»

«Карантин»

«Покупатели из четырех миров»

Это не было доказательством. Может они работали над лекарством для какой-то болезни, а не над отравляющим веществом. Но какая из существующих болезней вызывает 100% летальный исход… чтобы люди захотели покупать лекарство от нее? Мила закончила поиск и поднялась на ноги. Ее руки дрожали, когда она подошла к капсуле Кейси и ввела код. Дверь просигналила и загорелась красным.

Она попробовала снова. Код доступа не подходил. И еще раз.

Рис сменил код. Он не доверял ей. Осознание этого стало жестоким ударом. Она принимала вещи как должное… верила, что это правда. Она думала, он доверял ей. Но она построила всю свою жизнь на лжи. И теперь вс` то, что она принимала за истину, разваливалось вокруг нее на части.

Мила с трудом сглотнула и поднесла свой мобиГлас к панели. Она активировала программу взлома, которой пользовалась в хостеле, и дверь распахнулась.

Кейси мельком взглянула на нее. – Адвокаси здесь?

– Как я узнаю, что ты говоришь правду про биологическое оружие? У тебя есть доказательства?

Глаза Кейси расширились. – Когда я пробираюсь внутрь, то уничтожаю всё. В этом и суть.

– Я не могу…

– Эвони. Я знала тебя. Ты знала меня. Неужели я вру тебе? – Она смотрела умоляющим взглядом, широко раскрыв глаза.

Мила покачала головой. – Я не знаю… я…

Она поймала взгляд Кейси и попыталась увидеть там ту девушку, которую она прежде знала. Мила не могла нести ответственность за убийство ее подруги детства, ведь однажды она уже пережила горесть утраты. Но она также не могла рисковать всей семьей Салинас, которую Кейси потянет за собой на суде. Интуиция подсказывала ей, что ее мать вполне могла сделать всё возможное, чтобы помочь семье Фан добиться успеха. Мать прекрасно умела манипулировать реальностью ради достижения собственных целей.

Мила тяжело вздохнула. – Если я выпущу тебя, ты исчезнешь? Исчезнешь и никогда больше не вернешься?

В глазах Кейси вспыхнул свет. – Если поможешь мне встретиться с моим покровителем, она переправит меня на территорию Шиан. Ты больше никогда не увидишь меня или не услышишь обо мне. Я клянусь.

– Я не хочу, чтобы Рис был замешан в этом… Я скажу, что ты одолела меня, украла корабль. Они найдут меня позже.

– Да, он останется в стороне. Я обещаю.

– Тебе лучше не позволять мне жалеть о содеянном. – Мила воспользовалась моби, чтобы отстегнуть оковы от перекладины.

Мила крепко сомкнула челюсти, когда снимала с Кейси наручники. Если она ошиблась, Кейси прямо сейчас может попытаться нейтрализовать ее и сбежать. Но удара не последовало.

Вместо этого Кейси неожиданно крепко обняла Милу, чем порядком ее удивила.

– Ты не пожалеешь. – Она отступила назад и потерла свои красные запястья. – Теперь скажи, что мне делать.

– Я уведу нас отсюда, – сказала Мила. – Ты доставишь нас до места встречи.

Они поспешили в кабину. Мила с трудом дышала, всё ещё ожидая предательства и размышляя, не совершила ли она ошибку. Но Кейси не напала на нее. По крайней мере, до того момента.

Как только они заняли места в креслах и пристегнули ремни, из переговорного устройства раздался голос Риса. – Я в десяти минутах езды на ховере.

Мила ткнула пальцем в коммуникатор. – Приняла. Всё… хорошо.

– Скоро увидимся, – сказал Рис.

Ужас грозился объять Милу, но она постаралась отбросить все эти чувства, когда взялась за ручки управления. В кресле рядом с ней Кейси запросила разрешение на экстренный взлет.

Если они сейчас покинут планету, Рис никогда ей этого не простит. Но уже слишком поздно. Она сделала свой выбор, и теперь Кейси Фан, Призрак, сидела рядом с ней, готовая навсегда сбежать из пространства ОЗИ.

Им пришло разрешение на взлет, и Мила завела двигатели.

– Спасиво, Эв. Я ценю это. Я не заслуживаю твоего доверия после…

Мила просто покачала головой. – Нет. Не заслуживаешь.

– Мила. – из передатчика донесся паникующий голос Риса. – Мила, я вижу тебя. Почему двигатели включены? Что происходит?

Мила включила коммуникатор и вздрогнула от приступа боли в плече. Время действия замораживающего вещества заканчивалось, и жгучая боль от огнестрельного ранения возвращалась. Теперь она помогала освободиться Кейси, которая и подстрелила ее. Мила смотрела на коммуникатор и пыталась придумать, что она может ответить Рису. Но ей нечего было сказать.

Если она выберется из этой переделки живой, ей придется лгать ему. Что бы между ними ни было раньше… теперь всё кончено, сожжено ее решением. И чем меньше он будет знать, тем лучше для него.

«Мне жаль, Рис.»

Она убрала палец от кнопки, не произнеся ни слова, и подняла «Девану» в небо.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Перевод: H_Rush

Оригинал был опубликован в журнале Jump Point за март 2014 года.

Обсудить на форуме star-citizen.ru

Источник: https://star-citizen.ru

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ РАССЫЛКА RSI (21.06.19)

ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ НОВОСТНАЯ РАССЫЛКА RSI (21.06.19)

21 июня 2019г. Время тестирования Дорогой Гражданин, Новейший квартальный патч Альфа 3.6 сейчас находится в умелых руках тестовой группы Эвокати. Их старания направлены на всестороннее искоренение большого количества свирепых ошибок и багов до того, как патч попадет в ПВ. Мы очень...

ПОРТФОЛИО: ВАСИЛИСК

ПОРТФОЛИО: ВАСИЛИСК

История компании В 2535 году генерал-майор Волдер [Volder] совершал обход объектов компании-выскочки, производителя листовой обшивки для кораблей, который, к потрясению многих представителей индустрии, недавно заполучил главный военный контракт UPE. Главный инженер и глава компании, Симона...

Дайджест новостей 15.06.19

Дайджест новостей 15.06.19

Оригинал Inside Star Citizen Сначала речь зашла о станциях. CIG хотят расширить разнообразие, при этом переведя их разработку на процедурные рельсы. Переход разделен на два компонента: экстерьерную и интерьерную генерацию. В последствии их объединят вместе и разработчики смогут...

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.